?

Log in

No account? Create an account

Лучшее из inoСМИ в ЖЖ

Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
inomoderator wrote in inosmi_ru
Гайд-парк vs Лобное место (RussianLondon.Ru )

Герценовский "Колокол" я читал в студенчестве, в прошлой жизни. Больше, правда, запомнилось другое, смежное издание - "Голоса из России". Репринт под редакцией акад. Нечкиной, милые такие темно-зеленые томики в футляре-коробочке, с ятями, но без картинок. "Неподцензурное слово" и "русские интересы" образца 1850-х. Тематическая конкретика из памяти уже выветрилась, однако испытанный шок от неожиданных созвучий и параллелей с тогдашней российской жизнью помнится и сейчас. При всей, казалось бы, исторической устарелости материала - наглядно: вечное возвращение, Уроборос, реинкарнация нравов и идей.
Поскольку экзистенциальные ситуации повторяются, повторяются и попытки их осмысления. Объект рефлексии никогда не нов, если даже и кажется таковым. Разумеется, все течет, меняются моды, прически, появляются новые имена и словечки, будущие старцы изучают труды бывших младенцев, но река жизни продолжает свой извилистый путь все по тому же руслу к тому же неведомому океану, который вбирает в себя все реки, чтобы, воскурившись туманом и облаками, проливаться дождем, питающим тех, кто его питает.

Новый "Колокол", возродился там, где и был рожден, - в Лондоне, противопоставляемом Москве, как Гайд-парк - Лобному месту. Нам кажется, что и сегодня должно быть такое место, где человек, говорящий и мыслящий по-русски, может высказать свое мнение, не опасаясь, что ему за это перекроют кислород, отключат электричество или пришлют ОМОН, и что Лондон - подходящее место для публикации подобных раздумий. Традиция полностью неподцензурного русского слова заложена именно здесь. Общая атмосфера британской жизни предрасполагает к серьезной беседе совершенно так же, как предрасполагала полтора столетия назад. Решаемся думать, что взгляд с берегов Темзы может оказаться нелишним и уместным, а в чем-то - как знать? - и менее пристрастным, нежели изнутри Садового кольца.

Направление журнала определяется его редакторами и авторами дисперсно и по-разному: "отстаивать наше право свободно и открыто высказывать свои мысли"; "добросовестный поиск человеческой общности, умение сосредоточиться на сути дела, сознание того, что действительность не укладывается в жесткие схемы и теории, скептическое отношение к общепринятым мифам" (там же); "мы - против насилия, против предрассудков, против изуверства" (там же, цитируя Герцена); "этой стране нужна эпоха Просвещения" (Кирилл Кобрин); "нынешний Колокол видит себя продолжателем принципиально важной черты предыдущего: его апелляции к разуму. Мы соотносим себя с той традицией русской культуры, которая строится на уважении к собеседнику, следовании джентльменским правилам поведения, индивидуализме, рефлексии, склонности к анализу, доверия к разуму и идиосинкразии к разного рода коллективному шаманству" (он же).

Эти мотивы - Просвещения, рационализма, рефлексии, плюс всемирности (русский взгляд не только на Россию и русское) - пронизывают весь журнал, придавая конструктивное единство весьма разнородному по своей тематике и пафосу материалу. Вот (неполный) перечень тем первого номера: сопоставление ценностных систем христианского и мусульманского мира (Ю.Колкер); предсказание территориального распада РФ на множество независимых государств (С.И.Вилла); апология прокладок, жвачки, рынка и потребительской психологии как универсального лекарства и фундамента новой России (Л.Радзиховский); "Как убивают журналистов" (мартиролог Фонда защиты гласности); рассказ про немолодую питерскую филологиню и общую нелепость жизни (Н.Толстая); история русского клуба "Самовар" в Нью-Йорке, завсегдатаями которого были Бродский и Евтушенко (Л.Штерн); эссе о запутанных отношениях белых к неграм в Америке (В.Паперный); размышления о национальной идеологии вообще и применительно к современной России в частности (А.Пятигорский)...

Мы дошли всего лишь до середины журнала! Продолжим: перспективы экономики России в глобальном контексте (Е.Ясин); маршал Жуков - вор и грабитель оккупированной Германии (отрывок из новой книги В.Суворова); защита Лимонова (Д.Быков); Михаил Горбачев как художник-концептуалист (В.Пивоваров); развернутая рецензия на книгу Солженицына о русско-еврейских отношениях (А.Эткинд); "Размышления филолога о жаргоне уголовного кодекса России" (П.Сидоров); авантюрный сюжет про чеченские марки (А.Южный); интервью с карикатуристом Сысоевым и покойным Вильямом Похлебкиным; и в заключение - завитушка на тему британских чудачеств: репортаж с международного чемпионата по медленному курению табака с помощью трубки (Э.Гурвич).

Я не ставлю перед собой задачи содержательно отрецензировать материалы, опубликованные в первом номере. Думаю, приведенного перечня достаточно, чтобы привлечь к изданию внимание как читателей, так и критиков. Меня сейчас более занимает сосуд, чем его наполнение, гештальт, а не подробности. Чтобы больше узнать о новом журнале, я обратился к члену редколлегии "Колокола" поэту Юрию Колкеру. Привожу его ответы, сократив свои вопросы за их очевидностью.
Идея журнала принадлежит его главному редактору Александру Ильичу Шлепянову, известному коллекционеру русского авангарда и антиквару, в России работавшему в кино и на телевидении, который теперь постоянно живет в Лондоне. Идея такова, что русская ойкумена по сей день не имеет журнала типа "Нью-Йоркера", в котором понемножку представлено все: и художественная литература, и эссеистика, и злободневная публицистика, включающая проблемные статьи о судьбах России и мира. Другая особенность журнала - в том, что по оформлению и графике он не должен уступать самым выигрышным западным изданиям. Гарантией высокого качества здесь выступает главный художник "Колокола" Михаил Аникст, известнейший книжный график, тоже лондонец.

Специфические черты журнала – его западнический (герценовский) взгляд на прошлое и настоящее, а также всемирность. Журнал рассчитан на всех, кто думает и читает по-русски, в какой бы уголок света ни занесла человека судьба. Авторы, соответственно, тоже - отовсюду. Когда нас спрашивают, почему - "Колокол", мы отвечаем в духе редакционной статьи, открывающей первый номер: именно в Лондоне началась вполне бесцензурная русская печать; первый свободный русский журнал назывался "Колокол"; уже по одному этому очень неплохо было бы возродить это имя. Во вступительной статье редакция ставит и другой напрашивающийся вопрос: "Кто тут Герцен?" - и отвечает на него так: "Герцена среди нас нет. Не каждое столетие и не каждая культура выдвигают авторов такого масштаба и своеобразия. Но отсутствие гигантов – не повод складывать руки. Задачи, не решенные гением, решаются совместными усилиями многих: "О направлении журнала говорит цитата из Герцена в редакционной статье: "Везде, во всем, всегда быть со стороны воли - против насилия, со стороны разума - против предрассудков, со стороны науки - против изуверства, со стороны развивающихся народов - против отстающих правительств".
В редакционную коллегию привлечены многие известные авторы, но этот список еще не вполне устоялся. А вот авторы первого номера: Александр Кушнер, Томас Венцлова, Самуил Лурье, Наталья Толстая, Александр Пятигорский, Игорь Померанцев, Вячеслав Сысоев, Юрий Колкер, Игорь Ефимов, Виктор Суворов, Кирилл Кобрин. Что касается финансов, то "Колокол" – акционерное общество, и в этом смысле вполне независим. Промелькнувшие в России сообщения о том, что это предприятие Березовского, неверны. Ни одного финансового магната за "Колоколом" пока нет. Журнал надеется существовать за счет первоклассной (дорогой) рекламы. Пока он, разумеется, убыточен.

Автором "Колокола" может стать всякий. Парада имен мы не устраиваем, и если дорожим участием некоторых именитых писателей, то лишь потому, что ценим их. Сказать, что принципом отбора материалов является качество, значит не сказать ничего, хотя, разумеется, мы руководствуемся именно качеством. Читателям самим предоставляется судить о наших критериях. Есть у нас и количественный критерий. Журнал тонкий, мы не можем публиковать романы и вообще пространную прозу с продолжением из номера в номер. Нам необходимы короткие журнальные рассказы. (Пользуясь случаем, приглашаем всех желающих. При избытке других хороших материалов, рассказов не хватает.) Стихи мы тоже публикуем короткими подборками или даже врезками.

Журнал будет продаваться в розницу и распространяться по подписке. Пока журнал ежеквартальный, годовая подписка в России стоит 33 доллара (включая 13 долларов на пересылку). Для России, разумеется, это недешево, но мы надеемся, что нами заинтересуются библиотеки. Периодичность со временем собираемся изменить. Журнал, по замыслу, должен стать быть ежемесячным. Но сначала намечается промежуточный этап: один номер в два месяца. Сайт журнала уже делается. Какая часть материалов будет попадать на сайт, пока сказать затруднительно.

От себя - несколько соображений, пришедших в голову по ходу чтения и постфактум. Первый номер журнала удался. Читать его интересно, хочется продолжения. Конечно, ежеквартальная периодичность для тонкого журнала недостаточна - и бренд трудно удержать, и розница этого не любит. Пафос защиты свободы мнений, выдвигаемый редакцией в качестве raison d'еtre, кажется несколько анахроничным, но отнюдь не бессмысленным, ибо, надеясь на лучшее, готовиться все-таки следует к худшему. Не хотелось бы, чтобы "Колоколу" была уготована судьба многих интеллектуальных российских журналов, которые появляются то тут, то там, но после нескольких номеров исчезают в результате очередного кризиса или изменения планов инвестора. Выжить - вот что хочется пожелать новорожденному "Колоколу" в первую очередь. А раскачаться, ударить и запеть - за этим дело не станет: не скудеет земля русская талантами, много их и в диаспоре, и в метрополии.

Motto "Колокола" - "журнал для тех, кто говорит по-русски" - вызывает в памяти слоган другого журнала, а именно "пушкина", который писался с маленькой буквы и являлся печатной версией Русского Журнала вплоть до своей трагической гибели знойным августом 1998 года: "для тех, кто читает по-русски". Различия между говорить и читать, которые можно было при желании обыграть, в данном случае кажутся несущественными. Речь в обоих случаях идет об ориентации на русских/русское вне зависимости от географии и конкретики политических и эстетических пристрастий. Разумеется, "те, кто" отнюдь не означает "всех", а лишь тех, кто мыслит (вот метатермин, в котором снимается оппозиция между читать и говорить!), то есть - интеллигенцию (в этимологическом смысле слова). А круг ее всегда узок.

Хотелось бы, однако, чтобы эта неизбежная узость аудитории не обернулась узостью круга авторов. Иначе - журнал рискует превратиться в дружеский междусобойчик, оторванный от широкой интеллектуальной жизни и обреченный на вырождение в силу отсутствия притока свежей крови и идей. Многие на моей памяти начинали со всеохватных заявлений, а свелось все к ---.
Другая опасность - озабоченность популярностью. Можно привести множество примеров, когда издания, хорошо и интересно начавшие, в силу каких-то соображений стали гнаться за тиражом/трафиком, и совсем скоро читать их стало просто противно. Разумеется, найти и выдержать верный баланс нелегко, но игра стоит свеч.

И последнее. Если во времена первого "Колокола", "Колокол" сам по себе выполнял функцию Интернета, распространяя на нескольких языках идеи и мнения, иначе недоступные, то новому "Колоколу", если он в самом деле стремится дойти до своего читателя, без Интернета в полный голос не зазвучать. Малый тираж, трудности с распространением, уход из обращения старых номеров - все это проблемы наличие веб-сайта позволяет решить весьма эффективно. Конечно, кое-что при переводе в цифру неизбежно потеряется: в первую очередь - изобразительный ряд, находки художника, изысканное полиграфическое исполнение. Средствами веб-дизайна это, к сожалению, воссоздается лишь отчасти. Но главное в другом: свободный доступ к текстовым материалам позволит значительно расширить аудиторию издания (а возможно, и круг авторов). Если "Колокол" хочет быть изданием влиятельным, хочет быть услышанным теми, кто желает слышать, одной бумагой ограничиваться нельзя.

Источник: Евгений Горный, "Русский журнал в Лондоне" (RussianLondon.Ru )


  • 1
Не балуйтесь с колоколами, не будите бесов! Помните, чем это закончилось!?

Тот, кто якшается с паскудным глиномесом Витей Бристольским-Суворовым - позорит себя на всю жизнь.
Авторы "Колокола", подумайте. Хорошо подумайте...
Или расконтачивайтесь с ним, или вас так ославят, что вы потом себе места не найдёте.

Они не думают - они уже продались западенские дешевки.

В общем то всё ясно

Господа! Если журнал называется "Колокол" и издается в Лондоне, то какова его направленность? Кто авторы? По политическим взглядам, а также, в основном, по "этнической принадлежности"? Давайте попробуем угадать....с одного раза.
Зачем ждать его выхода? Можно просто зайти на "Грани..."


Решил немного разобраться.
То, что получилось, тут:
http://f-dragon869.livejournal.com/161115.html

Интересно. Почитал бы с удовольствием. Будут новости - дайте знать, пожалуйста.
Глянул в комменты - сплошное недовольство. Странно, никто не читал, а уже не нравится. Не устраивает Суворов? Так там авторов хватает.
Огульно охаивать - не дело.

  • 1