InoModerator (inomoderator) wrote in inosmi_ru,
InoModerator
inomoderator
inosmi_ru

Categories:
Заплечных дел мастера ("Русская Германия", Германия)


К 65-летию прорыва блокады Ленинграда
Кратко, но образно – "Блок Ада" – назвал один из ленинградских современных поэтов свое стихотворение о блокаде Ленинграда немецкими и финскими войсками, продолжавшейся 871 день и прорванной 65 лет назад, 27 января 1944 года. Сколько жителей Ленинграда погибло в те времена, когда ад стал страшной действительностью в их домах и на улицах, до сих пор остается неизвестным. Целый ряд историков считают, что если подвести итог всем потерям, вызванным блокадой, то сумма жертв составит не менее одного миллиона и даже одного миллиона двухсот тысяч. Костлявая рука голода
Ужасные, нечеловеческие условия, в которых оказались жители блокадного города, смещают нормальное восприятие происходившего. Историкам и исследователям приходится разбираться с темами, которые тяжелы для нормальной психики здорового человека. Один из главных вопросов, который ставил в тупик многих исследователей, стремящихся воссоздать страшную картину запредельных страданий осажденного Ленинграда, звучал так: почему в Ленинграде не было голодных бунтов?
Историческая практика свидетельствует, что во времена, сопряженные с нарастанием для народных масс материальных и бытовых трудностей и лишений, в особенности с обеспечением продуктами питания, резко увеличивается социальная, политическая активность "низов", их стремление "дать по мозгам" "верхам", неспособным улучшить их положение. Только один хрестоматийный пример – в том же Петрограде важнейшей причиной Февральской революции 1917 года были перебои с подвозом продовольствия, прежде всего хлеба. Первый день блокады Ленинграда приходится на 8 сентября 1941 года, а затем, по январь 1942 года, нормы выдачи продуктов по карточкам снижались пять раз.
И тем не менее в Ленинграде не только в ноябре-декабре 1941 года, когда костлявая рука голода уже сжимала горло его жителей, но даже в январе-феврале 1942 года, когда ежедневно регистрировалось от четырех до шести-семи и более тысяч смертей от истощения, ни одного случая организованного выступления против властей зафиксировано не было.
Сыскных и заплечных дел мастер
Ключ к правильному пониманию ситуации в блокадном городе, как полагает российский историк Никита Ломагин, дают уникальные архивные материалы Управления Народного комиссариата внутренних дел по Ленинградской области (УНКВД ЛО) военных лет, обнародованные им в обстоятельном двухтомном исследовании "Неизвестная блокада" (изд-ва "ОЛМА-Пресс" и "Нева", 2002 год).
Ломагин пришел к выводу, что главной структурой, на которую опирался А. А. Жданов, первый секретарь Ленинградского обкома и горкома партии, руководя все военные годы обороной, жизнью и бытом огромного города, была не ленинградская партийная организация, как следовало ожидать (уже в сентябре 1941 года она находилась на грани распада), а как раз УНКВД Ленинградской области, которая была хорошо организована, управляема и к тому же являлась единственным каналом объективной (это очень важно!) информации о массовых настроениях, на основе которой можно было принимать важнейшие военно-политические решения.
Этому в немалой степени способствовало и то, что УНКВД ЛО возглавил со второй половины августа 1941 года умный, молодой (34 года), амбициозный, обладающий огромной инициативой и силой воли Петр Николаевич Кубаткин, в полном смысле этого слова сыскных и заплечных дел мастер. Исключительность положения УНКВД ЛО определялась прежде всего наличием в его распоряжении широко разветвленной и постоянно обновлявшейся стараниями Кубаткина агентурной сети среди населения города. Ему же подчинялись органы военной цензуры.
Вот несколько характерных высказываний того времени из сообщений стукачей Кубаткина (Ломагин приводит их, без преувеличения, сотнями): "Рабочие говорили, что придет немец и перевешает всех коммунистов", "народу все равно, какая власть будет, лишь бы кормили", "скорей бы пришли немцы и разогнали всю эту свору", "Гитлер установит у нас новый порядок, и жить станет лучше". "Ленинградцы ждут прихода немцев и всячески будут помогать немецким войскам завершить победу над Советским Союзом. Попрошу передать через немецкие войска Гитлеру: "Чем можем, всем будем вам помогать, господин Гитлер".
Госбезопасность в Ленинграде не жалела сил и средств для выявления носителей "негативных" настроений. Например, поиски автора листовок, разбрасываемых рано утром под покровом темноты на территории Московского вокзала, и анонимных писем, адресованных Жданову, продолжались почти два года, с декабря 1941-го по сентябрь 1943 года. Было задействовано огромное число людей, все службы УНКВД, военная цензура, милиция, химическая экспертиза, криминалисты, специалисты по почеркам. "Бунтовщика" (под такой кличкой он проходил у сыскарей) все же нашли – им оказался не засланный немцами диверсант, а свой, коренной ленинградец – сталевар завода "Большевик", пятидесятилетний Сергей Васильевич Лужков.

Можно ли за деревьями не увидеть леса?
В итоге на вопрос, почему в Ленинграде в период блокады не было голодных бунтов, Никита Ломагин отвечает следующим образом. Дело в том, что здесь сыграло свою роль чрезвычайное ослабление людей вследствие голода. Но главная причина все же в другом – в учреждении, которое возглавлял Кубаткин, да и в нем самом лично.
На протяжении всей битвы за Ленинград он сумел поддерживать тотальный контроль за населением, оперативно выявляя и уничтожая малейшие ростки потенциальной оппозиционности. Регулярные, чрезвычайно жесткие репрессивные акции карательных органов делали практически нереальным не только организованное выступление, но и любое проявление спонтанного протеста против власти. В такого рода объяснении что-то уж очень коробит мне душу – в итоге, хочет автор того или не хочет, у читателя его двухтомника создается впечатление, что население блокадного Ленинграда состояло сплошь из коллаборационистов, готовых предать родной город даже не за библейские тридцать сребреников, а просто-напросто ради куска хлеба.
Нет, я не ставлю под сомнение достоверность фактов и примеров, которые собраны и прокомментированы именитым историком. Просто мне кажется, что мы имеем дело с классическим случаем, когда исследователь, увлекшись отдельными деревьями, не увидел леса в целом. Блокадный город не смирился со своей участью. Читатель, конечно же, заметил, что в "крамольных" высказываниях ленинградских жителей, приведенных выше, явно просматривается готовность сотрудничать с немцами. Действительно – и здесь Ломагин недалек от истины – в первые месяцы войны у многих ленинградцев (как и в других советских городах и весях) были сильны иллюзии, что немецкий солдат пришел как освободитель от сталинского режима.
Но при всем при том невозможно опровергнуть главного – блокадный город не смирился с участью, определенной ему лучшим другом немецких физкультурников ("сравнять Ленинград с землей"). Он не только жил и сражался, он сохранил себя как исторический и культурный центр, как вторую столицу России, свое лицо, если хотите, свою душу. Промышленность города продолжала выпускать военную продукцию. Вот сухие цифры: было построено и отремонтировано две тысячи танков, полторы тысячи самолетов, тысячи артиллерийских орудий, десятки боевых кораблей... Список можно продолжать и продолжать. Из ленинградцев было сформировано десять дивизий народного ополчения, семь из них стали кадровыми. В боях они понесли тяжелые потери, но героически провоевали до конца, до прорыва блокады.
Вдумаемся в поистине поражающий человеческое воображение факт: из всемирно известного селекционного фонда ленинградского Всесоюзного института растениеводства не было тронуто ни одного зернышка, ни одного картофельного клубня. Двадцать восемь (!) сотрудников института умерли от голода, но сохранили эти бесценные материалы. Я пишу эти строки, и у меня мурашки бегут по коже – от восхищения перед мужеством, благородством и волей этих безвестных мне людей. А смог бы я вот так? Не знаю, не знаю...

С верой в Победу
Нет, не поверю я тому, что эти и десятки тысяч других героических поступков совершили люди, которые едва ли не все поголовно ждали прихода Гитлера, и только старания Кубаткина, будь он хоть семи чекистских пядей во лбу, не дали им возможности переметнуться к немцам. Нет необходимости приукрашивать сталинский режим, на счету которого – тяжелейшие преступления против своего народа. Абсолютно прав Никита Ломагин в том, что, несмотря на неоднократные "зачистки" Ленинграда в 1930-е годы и в самом начале войны, в городе сохранилось немало недовольных советской властью. Охотно верю в то, что подопечным вышеупомянутого Кубаткина хватало работы, чтобы "нейтрализовать" недовольных.
Но я глубоко убежден – голодных бунтов в блокадном Ленинграде не было, потому что быть их просто не могло: на подступах к Ленинграду и в самом городе питерцы погибали с верой не в Гитлера, а в свой город и в свою страну, с верой в Победу. Это не штампы советской пропаганды, это правда.
Сегодня, спустя 65 лет после окончательного прорыва блокады легендарного города на Неве, склоним свои головы перед памятью о тех, кто свершил невозможное – не сробел перед блоком ада, о тех, кто, по словам поэта, "командовал ротами, кто замерзал на снегу, кто в Ленинград пробивался болотами, горло ломая врагу!"

Источник: Яков Черкасский, "Блок Ада" ("Русская Германия", Германия)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →