InoModerator (inomoderator) wrote in inosmi_ru,
InoModerator
inomoderator
inosmi_ru

Categories:
Вахтанг Кикабидзе: Я обожаю русского слушателя ("Бульвар Гордона", Украина)



Минувший год для всенародно любимого Мимино, отметившего в июле 70-летие, был омрачен военным конфликтом между Россией и Грузией. В интервью Вахтанг Кикабидзе рассказал, чем заплатил за отказ от российского ордена, что предложил ему Валерий Меладзе и какой тост сегодня самый популярный в Грузии.
Российские масс-медиа не устают клеймить Вахтанга Кикабидзе за отказ принять орден Дружбы из рук самого президента Дмитрия Медведева. На страницах большинства изданий развернулась настоящая кампания против артиста, и общий смысл гневных высказываний сводится к одному: "Как Кикабидзе, который обязан России славой, деньгами, карьерой, посмел так поступить?!".

Напомним: указ о награждении был подписан президентом России 19 июля 2008 года — в день, когда народному артисту Грузии, лауреату государственных премий СССР, певцу и киноактеру Вахтангу Кикабидзе исполнилось 70 лет. Под юбилей планировались и октябрьские гастроли в Москве. Однако из-за военного конфликта между Россией и Грузией всенародно любимый Мимино не только отказался от награды, но и отменил все выступления.

Не поняли Вахтанга Константиновича и коллеги. Иосиф Кобзон достаточно резко отреагировал на демарш Кикабидзе: "Если бы Бубе вручили медаль "За заслуги" и он бы ее не взял — это нормально. Но отказываться от ордена Дружбы... Разве это прилично?"

О том, как изменилась жизнь народного артиста Грузии после южно-осетинского конфликта, "Бульвар Гордона" решил расспросить непосредственно у Вахтанга Константиновича. Артист как раз прилетел на несколько дней в Киев погостить у давнего друга — знаменитого украинского музыканта Яна Табачника.

"С российских бронетранспортеров разбрасывали листовки: мол, если устраните Саакашвили, для вас начнется нормальная жизнь"

— Вахтанг Константинович, никогда бы не подумала, что вы окажетесь в центре громкого скандала, да еще с Кобзоном поссоритесь.
— Я сам не ожидал, что это вызовет такой резонанс. Когда в июле этого года получил телеграмму от Дмитрия Медведева, в которой говорилось, что меня награждают орденом Дружбы, — очень обрадовался. А потом российские войска вторглись в Грузию... И вдруг Кобзон заявляет: мол, как Буба посмел отказаться от награды, которую ему присвоил народ России?
Давайте начистоту: на территории бывшего СССР народ никогда ничего не решал. Никакого отношения к обычным россиянам мой поступок не имеет. Я отказался от правительственной награды государства, которое бомбит мою родину. Было психологически тяжело прийти в Кремль за орденом и произнести благодарственную речь.

Табачник: Вахтанг, но Иосиф мне лично говорил, что ты имеешь право отказаться от любой награды, кроме ордена Дружбы.

Кикабидзе: Ян, а что мне с российскими танками делать, которые разъезжают по моей стране? Как в глаза внукам смотреть? Не хочу никого обижать, но во время южно-осетинского конфликта иностранные журналисты спрашивали у российских солдат: "Вы знаете, куда приехали?". — "Да, — отвечали те, — в мусульманскую страну с 42-миллионным населением". Ну как мне на это реагировать? Эти мальчики даже не знают, что мы православная страна, что Южная Осетия — это центр Грузии, что насильственное отторжение территории — страшная, кровавая вещь.
Когда из Грузии стали выводить войска, с российских бронетранспортеров разбрасывали листовки, в которых черным по белому было написано: мол, если устраните от власти Саакашвили, у вас начнется нормальная жизнь. Плюс намекнули, кого надо назначить на пост президента Грузии.

— И чья фамилия устроила бы Москву?
— Бывшего спикера парламента Нино Бурджанадзе. Она действительно умный, тонкий политик, но ведь так нельзя! Это не просто вмешательство во внутренние дела другого государства, но и призыв к свержению правительства. Нравится мне Саакашвили или нет — это моя проблема. Но я никогда в жизни не буду ругать президента другого государства, потому что оскорблю нацию, которая его избрала.
Кстати, вы знаете, что у Путина уже прозвище появилось — генеральный директор акционерного общества "Президент РФ". Ему все подчинено. Это ненормально, если не сказать — страшно. Медведев даже путинскую походку стал копировать. Чем кончится подобное подражание, никто не знает. Я, например, боюсь, чтобы не было заказного убийства Саакашвили.

— Кстати, а президент Грузии оценил вашу активную гражданскую позицию?
— Девочка моя, внуками клянусь: благодарности со стороны своего правительства не жду. Думаешь, отказавшись петь в России, я не понимал, что лишаю себя куска хлеба? Ну сколько можно гастролировать по Грузии? Максимум четыре концерта в год. Все! Теперь я практически безработный. Но иначе поступить не мог!
Между прочим, мне до сих пор приходит очень много писем из России, в которых люди признаются, что чисто по-человечески меня понимают. А еще спрашивают: "Неужели вы больше к нам не приедете?".

— Действительно, неужели больше никогда не выступите перед российской аудиторией?
— Одна московская журналистка укусила меня в своей статье: "Кикабидзе, как обычно, начал интервью с признания в любви к российскому народу". Но ведь это правда. Я обожаю русского слушателя за душевность. Мне до сих пор стыдно, что я сорвал юбилейные концерты в Москве, ведь были вложены большие деньги, по всему городу развесили биллборды: "Вахтанг Кикабидзе. 70 лет". Пока мне трудно петь для России, я до сих пор не отошел от шока.

"В первый день войны погиб близкий друг моего внука — мальчика застрелили в упор!"

— Где вы находились, когда российские войска вторглись в Грузию?
— Ехал к семье в Гонио (курортное местечко недалеко от Батуми. — Авт.). У нас там маленькая квартирка. Вдруг звонит дочь: "Папа, возвращайся в Тбилиси, Гори начали бомбить!" Я, если честно, не поверил. У меня в голове не укладывалось: 10 минут назад я проезжал через Гори. Оказалось, как раз успел проскочить до того, как российские самолеты стали сбрасывать бомбы. Потом мы с семьей долго не могли выехать из Гонио — все дороги были перекрыты. В первый день конфликта погиб близкий друг моего старшего внука — мальчика застрелили в упор!

— Что почувствовали, когда поняли: началась российско-грузинская война?
— Страха не было, только безумный стыд. Мой папа погиб в Керчи в 1942 году. Уверен, если б он дожил до наших дней — почувствовал бы то же самое. У 75 процентов моих ровесников отцы не вернулись с Великой Отечественной войны, защищая в том числе российский и грузинский народы. А сейчас все вокруг так испоганено...
В России, слава Богу, есть порядочный телеканал RTVi, который более-менее объективно освещал события в зоне конфликта. Хорошо помню, как репортер прямо в эфире сказал: "Мне плевать, что будет в Грузии, но я видел своими глазами, как вслед за российскими войсками, сжигавшими деревни, шли пожарные части, которые следили, чтобы горели только грузинские дома, а осетинские остались целы".
Сейчас в Тбилиси живут 135 тысяч беженцев из уничтоженных деревень. 35 детей из Горийского района остались сиротами. А ведь в Грузии никогда не было ни домов престарелых, ни детских приютов. Мы с друзьями устроили благотворительный концерт в помощь пострадавшим в южно-осетинском конфликте. В конце вечера каждого из этих 35 сирот разобрали по семьям.
Знаете, почему грузины хорошо поют хоровые песни? Потому что, когда становится плохо, они берутся за руки. У нас разочаровались в Саакашвили, но как только Россия вторглась в Грузию — взялись за руки и встали на сторону нашего президента. Именно благодаря такой солидарности крохотная православная Грузия, окруженная мусульманскими государствами, и выжила.

"Лев Лещенко заявил: «Если Буба считает, что Россия поступает несправедливо, пусть берет автомат и идет защищать Грузию!"

— Вахтанг Константинович, а вы своих соотечественников, продолжающих выступать в России, не осуждаете?
— У каждого своя голова на плечах. Вот Лев Лещенко в одном интервью заявил: "Если Буба считает, что Россия поступает несправедливо, пусть берет автомат и идет защищать Грузию!" Ну не должен человек такое говорить. Если мне надо будет взять в руки оружие — сам решу, зачем и против кого. Набирать баллы за счет правильных слов, сказанных в правильный момент, не для меня.
Никогда об этом не говорил, но на следующий день после начала войны мне позвонили три человека: друг-бизнесмен Стас, Ян Табачник и Валерий Меладзе. Ян Петрович сказал: "Буба, забирай семью и переезжай ко мне". Валерий предложил то же самое, а после паузы добавил: "Я горжусь, что могу вам позвонить. Если пригласите — выступлю на вашем юбилее".
Нет ничего ценнее таких взаимоотношений. Жена всю жизнь меня укоряла: "У тебя все наоборот: на первом месте родина, затем друзья, и лишь потом — семья". Ну таким я вырос: друзья ближе родственников.
В своей жизни я встречал только одного человека, который не понимал, что такое друг. Это был Роберт Бардзимашвили — основатель и руководитель ансамбля "Орэра", в котором мы с Нани Брегвадзе пели много лет. Меньше всех на свете я любил именно его. Но когда Роберт умер, я единственный, кто организовал похороны и проводил его в последний путь, потому что знаю, как это страшно — остаться одному на всем белом свете. Друзья могут годами не общаться, но если тебе тяжело, любой звонок от них — праздник. "А когда мне приятно...

— ...я тебя так довезу, что тебе тоже будет приятно".
— (Улыбается). Да, это мой любимый момент из "Мимино". Кстати, вы знаете, что изначально никакого армянина в "Мимино" не предполагалось? Напарником главного героя должен был стать русский турецкого происхождения. На эту роль утвердили Евгения Леонова. По замыслу режиссера Георгия Данелии он должен был ходить в кепке, плеваться сквозь зубы и не вынимать руки из карманов.
Женя прочел сценарий и сказал, что таких русских не бывает. И вдруг кто-то предложил сделать напарником главного героя армянина. Вот так моим партнером стал гениальный актер Фрунзик Мкртчян.

"Во мне накопилась усталось от того, что во всем замешана политика"

— Вам было очень обидно?
— Я ощутил, какая во мне накопилась усталость от того, что во всем замешана политика. Еще до войны, месяцев восемь назад, в московском храме Христа Спасителя мне вручили орден "Честь и достоинство". Вместе со мной эту награду получили два адмирала, разведчик, актеры Элина Быстрицкая, Владимир Этуш и многие другие, дай им Бог здоровья. Меня поразило, когда один из адмиралов, очень пожилой человек, в своей благодарственной речи вдруг — ни к селу ни к городу — выпалил: "Но Севастополь будет наш!"
Выходит второй адмирал и точно так же в конце закричал: "Севастополь будет наш!". Я просто обалдел. Вчера, совершенно не понимая украинского языка, я до полуночи смотрел телевизор. Интересно было, что решат с Верховной радой, коалицией, кризисом. Водитель, который возил меня по Киеву, признался, что больше никогда не пойдет на выборы, — надоело! И в Грузии, и в Украине народ измучен и разочарован.
О, вспомнил старый анекдот: Тбилиси, 1992 год, воды, света, газа — ничего нет. Грузин звонит друзьям: "Осточертела такая жизнь, приезжайте и похороните меня, и пусть перед гробом играет духовой оркестр". По городу идет траурная процессия, впереди — оркестр, а грузин сидит в гробу и курит. Прохожие недоумевают: "Неужели заживо похоронят?" Вдруг к "покойнику" обращается симпатичная женщина: "Батоно Гия, давайте попробуем начать жизнь сначала: я одинока, у меня пятикомнатная квартира на шестом этаже". Грузин останавливает музыкантов: "А лифт есть?". — "Нет". — "Играйте, ребята!".

— Усталость и разочарование, конечно, есть, но, честное слово, Вахтанг Константинович, в гроб не хочется.
— Что сейчас, что в советские времена, люди всегда были обделены вниманием и уважением со стороны государства. Когда-то давно Фрунзик Мкртчян позвонил мне из Еревана: "Буба, ты же знаешь Эдуарда Шеварднадзе. Как думаешь, если мне отказали в очереди на "Волгу" (а тогда она была, как 600-й "Мерседес"), он поможет?". Я отвечаю: "Дорогой, если Эдуард Амвросиевич тебя увидит — сразу выпишет любое авто". Так и получилось, Фрунзик был счастлив. И не потому что у него появилась машина — ему дорого было внимание.
У меня были исторические гастроли в Одессе: несколько дней подряд огромный зал был переполнен, сбор от концерта — 75 тысяч рублей, а советский исполнитель получал всего 7 рублей 50 копеек за выступление, остальное забирало государство.
Однажды концерт совпал с футбольным матчем. Я сразу предложил организаторам: "Давайте все отменим и пойдем на стадион". Мне отказали. Тогда я пошел к врачу, сунул ему пятерку и получил справку, в которой утверждалось: "Кикабидзе болен, два дня петь нельзя". Если бы я получал за работу хотя бы 100 рублей — ни за что бы не увиливал от концерта.
В Союзе эта уравниловка и презрение к личности убивала интерес ко всему. У нас всегда была мечта жить, как в нормальных, цивилизованных странах. Уверен, Ян Петрович сделает все, чтобы его сыновья получили высшее образование в лучших вузах мира. Наверное, я уже не доживу до этих светлых дней, но верю, что и Грузия станет цивилизованным государством, в котором не страшно отпускать детей одних в школу.

Табачник: Вахтанг, давай выпьем за то, чтобы наши дети и внуки учились не так, как мы с тобой.

— С этого места подробнее, пожалуйста.
Табачник: Недавно в своем родном городе Черновцы я оборудовал компьютерный класс. И дети меня спрашивают: "Ян Петрович, вы в нашей школе учились?". — "Нет, — отвечаю, — моей школы давно нет. Но если бы она и сохранилась, ни за что бы ей не помогал, потому что меня оставили на второй год". Когда я рассказал об этом Вахтангу, он расхохотался.

Кикабидзе: Меня в отличие от Яна три раза отправляли на второй год: в третьем, пятом и восьмом классах. Мой внук в шесть лет пошел в школу и почему-то был уверен, что учиться надо будет ровно один день. Ребенок возвращается после уроков и жалуется бабушке: "Оказывается, в школу 10 лет ходить надо. Больше туда не вернусь!". — "Как тебе не стыдно? — пристыдила его моя жена. — Вон дедушка 14 лет учился". (Смеется).

"Сегодня в Грузии только один тост: за мирную спокойную жизнь"

— Не жаль было столько времени потратить на среднее образование?
— Я на улице образовывался. В детстве в моем дворе жила тетя Рая — очень эрудированная русскоязычная еврейка, ее мужа-генерала расстреляли. Она жила очень бедно: стул, стол, кровать и безумно много книг — все! Тетя Рая плохо видела, и я часто ей помогал: на рынок ходил, лекарства приносил и так далее. В благодарность она приучила меня к чтению. Это было так давно, в Грузии еще керосиновыми лампами пользовались. Мы росли без отцов, матери с утра до вечера вкалывали. Но и улица тогда другой была. Никто даже не знал, что такое наркотики.
Когда прошел слух, что в городе появился наркоман, мы с пацанами специально поехали в Сабуртало (большой жилой район в Тбилиси. — Авт.) на него посмотреть. Наркомана звали Васико. Я был уверен, что у него, как минимум, две головы и четыре руки, а увидел худого, желтого человека, который еле ходил. Сейчас все по-другому. Молодежь мало читает. Я как-то в московском аэропорту пытался купить книгу, а на прилавках оказались бестселлеры вроде "Встреча в гробу", "Кровь и любовь" и так далее. Я у девушки-продавщицы спрашиваю: "Достоевский есть?". — "Кто?" — не поняла она.
Единственное, о чем жалею из своего школьного периода, — не выучил иностранные языки. Но здесь меня смекалка выручает. Когда-то мы с Нани Брегвадзе пришли в берлинский ресторан. Смотрим меню. Естественно, ни она, ни я немецкого не знаем. Мимо проходит официант с фруктовым тортом. "Буба, — говорит Нани, — как заказать такой десерт?". — "Скажи ему просто, — советую я Нани, — "Тортен-фрутен". Через некоторое время Нани приносят десерт. Я на радостях делаю заказ: "Цвайн тортен-фрутен". Официант внимательно на меня посмотрел и ответил: "Нихт шпрэхе дойч". ("Я не говорю по-немецки". — Авт.).

— Это правда, что осенью вы должны были сняться вместе с Мариной Нееловой, но из-за отказа от ордена с вами разорвали контракт?
— Я сам отказался. После начала войны понял, что у съемочной группы возникнет много проблем из-за фамилии Кикабидзе в титрах. Позвонил режиссеру и сказал: "Делай все, чтобы фильм состоялся, я не обижусь".

— Вахтанг Константинович, что будет дальше с российско-грузинскими отношениями?
— Знаю одно: колбасы по 2,20 больше не будет. Никогда! Возврат в СССР невозможен. Поэтому надо научиться жить вместе, и тогда все встанет на свои места. Сегодня в Грузии только один тост: "За мирную спокойную жизнь!"

Источник: Наталия Двали ("Бульвар Гордона"), Вахтанг Кикабидзе: "Я проехал Гори за 10 минут до того, как город стали бомбить российские самолеты" ("Салiдарнасць", Белоруссия)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →