InoModerator (inomoderator) wrote in inosmi_ru,
InoModerator
inomoderator
inosmi_ru

Category:
Кровавый пивовар Петр ("Вiйско Украiни", Украина)

Недавно украинские археологи откопали в Батурине остатки Святотроицкой церкви, уничтоженной московским войском триста лет тому назад во время Северной войны. Здесь искали спасения сотни женщин и детей после захвата города князем Меньшиковым. Не помиловали никого завоеватели — все сгорели живьем в Божьем храме, который стал одной большой братской могилой, как, в конечном итоге, и весь город. Следовательно, гетманская резиденция на несколько десятилетий превратилась в безлюдную пустоту, возродившись лишь при гетмане Кирилле Разумовском.

Первое упоминание о Батурине в исторических документах датируется 1576 годом. За свою почти тысячелетнюю историю он знал и всплески, и падения. В 1669–1764 годах был резиденцией гетмана Левобережной Украины. В 1634-ом городом владел коронный канцлер Речи Посполитой Юрий Оссолинский, от которого оно перешло к магнатам Любомирским. Жители Батурина принимали участие в восстании Якова Острянина в 1638 году, освободительной войне украинского народа 1648–1654 годов (против польского господства – прим. Перев.), изгнании из Батуринской крепости польской шляхты. С 1648 года Батурин — штаб Черниговского, а с 1649 — Нежинского полка. В 1654 году Батурин получил статус города с Магдебургским правом. В украинскую и мировую историю он вошел как гетманская столица с очень трагической судьбой.

За этими скупыми строками исторической справки — трагедия Украины, десятки тысяч невинно замученных, реки крови. И впадают они в большую реку нашей исторической памяти, питают ее, не дают заилиться. Потому что, не побоюсь сказать, народы, их историческую память формируют не только победы, но и поражения. После перехода гетмана Ивана Мазепы с частью украинского казачества на сторону шведского короля Карла ХІІ разъяренный московский царь Петр І отправил в Батурин большой отряд во главе с князем Меньшиковым.
Туда же спешили Карл ХІІ и Мазепа. Но московские войска опередили шведско-украинские и 3 ноября 1708 года штурмом взяли Батурин. О том, как они разорили Батурин, с болью рассказал Тарас Шевченко в своей поэме "Большой погреб":

Как Батурин славный
Москва ночью зажгла,
Чечеля и малого убила, и старого
В Сейме потопила,
Я между труппами валялась
В самих палатах
Мазепиных... Около меня
И сестра и мать
Зарезанные, обнявшись,
Со мной лежали;
И с трудом-то, с трудом
Меня оторвали
От матери неживой,
Что уже я просила
Московского капитана,
Чтобы и меня убили.
Нет, не убили, а пустили
Москалям на потеху!
С трудом я спряталась
На том пожарище.
Одина только и остался
В Батурине дом!
И в том доме оставили
Царя ночевать,
Как вернулся из-под Полтавы...

А князь Меньшиков хвастался Петру І: "Город взят, люди все уничтожены, как в самой крепости, так и в предместье - все до единого с детьми, а сокровища в добычу взяты. Дома разрушены и огню преданы, а крепость уничтожена". Защитники Батурина мужественно оборонялись, но нашелся среди них изменник, который показал царским войскам тайный ход к крепости, — через него каратели и ворвались на рассвете в город. Тем, кто погиб в бою, можно сказать, повезло, потому что захваченных защитников казнили свирепо: вешали и пускали плоты с виселицами по Сейму к Десне и Днепру. Некоторые из них доплыли вплоть до днепровских порогов. Вот как записано в Черниговской летописи о Батурине: "Крови человеческой в городе и на пригороде было полно, лужами, а село Гончаровка, где раньше жил Мазепа, стало черным полем".
В конечном итоге, предоставим слово документам, потому что писать о таких вещах даже в настоящий момент очень трудно. Вот как описана эта трагедия в уникальном труде "История Руссов" Георгия Кониского, впервые изданной еще в 1846 году в Москве (цитирую же по "Истории Руссов", изданной в Киеве в 1991 году): "Из Белоруссии корпус Меньшикова и казаками был отправлен на Малороссию, чтобы опередить армию короля шведского. И уничтожил он резиденцию гетманскую, город Батурин, вместе с хранилищем боезапасов и военным арсеналом. Он поспешил туда в последних числах октября и, понимая, как много значит взять город как можно скорее и избежать длительной осады, принял решение взять его приступом, и потому повел сразу войска свои на городские укрепления. Войска Мазепы, которые обороняли город, были сформированы из вольных людей, большей частью из украинских поляков и валахов. Он понимали что их ждет в случае захвата города царскими войсками и защищали Батурин с образцовой храбростью и отвагой. Приступы отражались несколько раз, рвы городские наполнялись труппами убитых из обеих сторон, но битва еще длилась повсюду вокруг города.
В конечном итоге ночь и темнота развели противоборствующие стороны, и русские отступили от города и перешли реку Сейм для обратного похода. Но в полковник Нос из Прилук, который находился в Батурине под надзором сердюков и был не согласен с действиями Мазепы, выслал ночью из города старшину Соломаха, и велел ему, догнав Меньшикова, сказать, чтобы он подошел к городу перед рассветом и напал на указанное тем старшиной место, где расположен был полк Прилуцкий, и сам полковник будет сидеть на пушке, закованный цепями, словно арестант, а войско его будет лежать ниц около вала; и это будет знаком для помилования изменников во время уничтожения остальных жителей.
Меньшиков, поверив полковнику и его старшине, подошел к городу и на рассвете бесшумно проник в него, а когда сердюки по случаю вчерашней победы напившись, были объяты глубоким сном, напал со всем войском на сонных и на тех, что проснулись, и рубил безоружных и колол без всякого милосердия, а начальников их повязал. Избавившись таким образом от сердюков, Меньшиков ударил по безоружным мещанам, которые находились в своих домах и совсем в замыслах Мазепиных участия не принимали. Убил всех до одного, не милуя ни пол, ни возраст, ни даже грудных младенцев. После того началось разграбление города войсками, а их начальники и палачи между тем карали перевязанных сердюцких старшин и гражданских урядников. Наиболее распротраненная казнь для них была четвертование живьем, колесование и сажание на кол, а потом были придуманы и новые роды пыток - такие, что само воображение ужасали. Да и странно ли, что такой человек, как Меньшиков, обладал подобной жестокостью? Когда он был булочником и разносил по Москве пироги, то уж слишком льстил тем людям, которые его пироги покупали, а как стал князем и полководцем, то уже по-варварски истязал людей, чтобы достались ему многие богатства.
Батуринское побоище завершил он огнем и растопленной серой: весь город и все общественные здания, церкви и правительственные дома с их архивами, арсеналы и магазины с запасами, от всего этого осталось лишь пепелище. Тела убитых христиан и младенцев брошены на улицах и не были погребены. Меньшиков, спеша с отступлением и будучи чуждый всякой человечности, оставил их на потребу птицам небесным и зверям земным, а сам, обремененный бесчисленными драгоценностями и сокровищами городскими и, забрав из арсенала 315 пушек, отошел от города и, переходя околицы городские, жег и разрушал все, что попадалось ему на пути, превращая город в пустыню.
Такая же судьба постигла большую часть Малороссии. Отряды царского войска, разъезжая по ней, жгли и грабили все жилища без исключения. Малороссия долго еще дымилась после этого. Народ испытал беды "бездну незглибну". Уже за годы независимости Украины Батурин стал местом паломничества украинцев из всего мира — за последние несколько лет здесь побывали сотни тысяч гостей. Особенно увеличилось их число в последние несколько лет. Появились памятники, посвященные жертвам царского террора, вырос уровень национального сознания и у местных жителей. Вот где нужно развивать туризм, прежде всего молодежно-воспитательный. В этом — будущее Батурина.
Реализовав программу возрождения "Гетманской столицы", есть основания надеяться, что Батурин станет вскоре популярным центром туризма и духовной жизни, мощным фактором патриотического воспитания. Ведь от Батурина в Круты — лишь полсотни километров. В настоящее время их можно преодолеть за полчаса. Украина же преодолевала их аж 210 лет — от 1708 к 1918-у, когда потомки батуринских жертв с оружием в руках вступили в противоборство с потомками московского воина Меньшикова. Между ними — наш выбор и наша судьба. Не было бы трагедии Батурина в 1708 году, не было бы героизма Крут 1918-го. Потому что в истории ничего не пропадает бесследно... Именно летом в 1986 году в Чернобыле, уже в зоне отчуждения, я написал эти строки:
Дороги все дезрозчином обработаны
К пращурам покинутых гробов...
В безлюдном Страхолесье
Под Чернобылем
Насобираем атомных грибов.
Но готовить то современное чудо —
Грибы — мы направимся за Днепр.
Поедем в Батурин пить пиво,
Которое сварил там царь-пивовар Петр,
Из крови человеческой...
А, чтобы не забыть Дорогу минувшего,
Мы двинемся в Батурин через Круты,
И станция для нас — указатель....
Над входом к Вознесенской церкви висит старинная лампада, украшенная ценными камнями, — каким-то чудом уцелела она, не привлекши внимания чекистских, большевистских, гитлеровских и других просто грабителей. По-видимому, потому что на слишком видном месте она. В ней сразу бросается в глаза большой рубин, который тускло сверкает, словно налитый кровью, искрится изнутри. Он, как сгусток крови невинно убиенных триста лет тому назад, напоминает нам о той трагедии. Сгусток украинской крови, обожженный пламенем пылающего Батурина.

Источник: Мы двинемся в Батурин через Круты, И станция для нас — указатель.... ("Вiйско Украiни", Украина)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments