InoModerator (inomoderator) wrote in inosmi_ru,
InoModerator
inomoderator
inosmi_ru

Category:

День в истории. 90 лет ГРУ

ГРУ против КГБ («Великая война континентов»)

Вы сказали ГРУ, господин Парвулеско?

Единственный из западных конспирологов, постоянно подчеркивающий геополитический характер “мирового заговора” или, точнее, двух альтернативных “мировых заговоров” (“евразийского” и “атлантического”), - это гениальный французский писатель, поэт и метафизик Жан Парвулеско, автор многих литературных и философских трудов. В своей долгой и чрезвычайно насыщенной жизни он был лично знаком со многими выдающимися деятелями европейской и мировой истории, в том числе с представителями “оккультной, параллельной истории” - мистиками, видными масонами, каббалистами, эзотериками, тайными агентами различных спецслужб, идеологами, политиками и художниками. (В частности, он дружил с Эзрой Паундом, Юлиусом Эволой, Арно Брекером, Отто Скорцени, Пьером де Вильмарестом, Раймоном Абеллио и т.д..) Узнав о специфике наших конспирологических исследований, господин Парвулеско предоставил в наше распоряжение определенные полу-секретные документы, которые позволили нам выяснить многие важнейшие детали планетарного геополитического заговора. Особый интерес представляют материалы, касающиеся деятельности секретных оккультных организаций в России. В дальнейшем изложении мы постараемся привести наиболее интересные моменты концепции Жана Парвулеско. 24 февраля 1989 года в Лозанне перед членами административного совета загадочного “Института Специальных Метастратегических Исследований “Атлантис”” Жан Парвулеско сделал доклад под интригующим названием “Галактика ГРУ” с подзаголовком “Секретная миссия Михаила Горбачева, СССР и будущее великого Евразийского Континента”. В этом докладе, копию которого господин Парвулеско нам передал, он проанализировал оккультную роль советской военной разведки, иначе называемой ГРУ (Главное Разведывательное Управление), и связь ГРУ с тайным Орденом Евразии. В качестве точки отсчета Парвулеско взял книгу известного специалиста в области советских спецслужб, знаменитого французского контр-разведчика и руководителя “Европейского Центра Информации” Пьера де Вильмареста, который в 1988 году выпустил во Франции бестселлер “ГРУ, самая секретная из советских спецслужб, 1918-1988”.

ГРУ против КГБ

Конспирологическая модель самого Вильмареста заключалась в следующем: “КГБ - это продолжение партии, ГРУ - это продолжение армии. Уже по своему определению, армия защищает государство, КГБ защищает партию... КГБ руководствуется принципом “патриотизм на службе коммунизма”, а армия противоположным принципом “коммунизм на службе патриотизма””. Исходя из этой логики противостояния ГРУ и КГБ как самых секретных центров двуполярной власти в СССР (армия и партия), Вильмарест строит свое увлекательное и аргументированное повествование об истории ГРУ. Тайный смысл невидимой истории СССР от Октябрьской революции до Перестройки следует искать именно в соперничестве “соседей” - ГРУ, “Аквариума” или “военной части 44388” на Ходынке, и КГБ, “конторы” на Лубянке. Как же соотносятся соперничающие спецслужбы с двумя планетарными геополитическими Орденами, еще более тайными и скрытыми, нежели самые засекреченные разведки? Согласно Парвулеско, Евразийский Орден был особенно активен в России в начале 20-го века. Его представителями он считает санкт-петербургского доктора Бадмаева, барона Унгерна-Штернберга, шведских тайных кураторов Распутина (подписывавших свои шифрограммы псевдонимом “Зеленый”) и целый ряд других менее известных персонажей. Следует также выделить особую роль будущего маршала Михаила Тухачевского, который, согласно Парвулеско, был посвящен в таинственный “Орден Полярных” во время его пребывания в немецком плену в лагере Ингольштадта, где поразительным образом в тот же самый период 1916-1918 мы встречаем других важнейших деятелей современной истории - генерала Де Голля, генерала фон Людендорффа и будущего Папу Пия XII, Монсеньора Еудженио Пачелли. Именно из этой группы русских геополитических мистиков позже эстафета была передана и большевицкому режиму, но в основном эзотерики континентальной ориентации группировались именно в армии, в армейских структурах, где было значительное количество бывших царских офицеров, вошедших в ряды красных, чтобы изменить в дальнейшем нигилистическую ориентацию большевиков и создать Великую Континентальную Державу, используя прагматически одержимых мессианской идеей коммунистов. При этом важно, что и среди самих красных находились некоторые агенты Евразийского Ордена, выполняющих секретную континентальную миссию. (Любопытно, что лево-анархическим оккультистом и мистиком был знаменитый красный разбойник Котовский, и определенные стороны его биографии дают основания полагать, что и в его случае были контакты с Евразийским Орденом). Таким образом, между дореволюционными и послереволюционными русскими “еразийцами” существовала непрерывная связь. Само создание Красной Армии было делом агентов Евразии, и любопытно напомнить в этом отношении исторический факт, что через двадцать семь дней после создания генерального штаба Красной Армии на Восточном Фронте 10 июля 1918 года бригада чекистов напала на него и уничтожила всех его членов, включая главнокомандующего. Жестокая война между “красными евразийцами” из Армии и “красными атлантистами” из ЧК Дзержинского не прекращалась ни на минуту с первых дней советской истории. Но несмотря на жертвы агенты Евразийского Ордена среди красных не оставляли своей миссии. Триумфом евразийцев было создание в Красной Армии в 1918 году ГРУ (Главного Разведывательного Управления) под руководством Семена Ивановича Аралова, бывшего царского офицера и до 1917-го связанного с военной разведкой. Если более точно, то Аралов был главой Оперативного Отдела Всероглавштаба, куда разведка входила, как одна из составляющих частей. Специфика его деятельности и тот загадочный, почти мистический иммунитет, которым пользовался этот человек за все время своей жизни в периоды самых тщательных “чисток” (он умер своей смертью 22 мая 1969), а кроме того, некоторые другие детали его биографии заставляют видеть в нем человека Континентального Ордена.

Белые евразийцы - красные евразийцы

Согласно Парвулеско, русский филиал Ордена Евразийцев после Революции обосновался в Красной Армии, а еще точнее, в ее наиболее секретном департаменте - в ГРУ. Но это касалось, естественно, только “красных” евразийцев. “Белые” евразийцы в Европе примкнули по большей части к немецким националистам, и мы находим представителей этого Ордена в Абвере, а позже в иностранных секторах СС и СД (особенно СД, чей шеф Гейдрих был сам убежденным евразийцем, отчего он и пал жертвой интриги атлантиста Канариса). Революция разделила русских на “красных” и “белых”, но по ту сторону этого политического и обусловленного разделения существовало иное таинственное геополитическое деление на зоны влияния двух секретных орденов - Атлантического и Евразийского. В красной России атлантисты группировались вокруг ЧК и вокруг Политбюро, хотя ни разу вплоть до назначения Хрущева ни один откровенный “атлантист” не занимал поста Генерального Секретаря (Ленин и Сталин были “евразийцами” или, по меньшей мере, находились под сильным влиянием агентов Евразийского Ордена). Среди белой эмиграции атлантистов было не меньше, чем в самой России и помимо очевидных английских шпионов - либералов типа Керенского и других демократов и социал-демократов - даже в стане крайне правых, монархистов, атлантистское лобби было чрезвычайно сильно - к нему принадлежал даже такой “правый” философ как Бердяев и многие другие. (Подавляющее большинство русских эмигрантов, оказавшихся в США, имели отношение именно к этой геополитической ориентации.) В определенный момент, к началу 30-ых годов сеть агентуры ГРУ в Европе и особенно в Германии проникает глубоко в структуры германской и французской разведок, причем сеть ГРУ дублирует сеть агентов НКВД, а позже КГБ. Агенты ГРУ в первую очередь проникают в армейские структуры и подчас общность евразийской платформы делает людей ГРУ и других европейских разведчиков не столько врагами, сколько союзниками, сотрудниками, в секрете даже от своих правительств готовящими новый континентальный проект. И здесь речь идет не о двойных агентах, а о единстве высших геополитических интересов. Так, в Германии ГРУ входит в контакт с неким Вальтером Николаи, шефом “Бюро по еврейскому вопросу”. Благодаря ему ГРУ получает доступ к высшему руководству Абвера, СС и СД. Центральной фигурой этой сети был сам Мартин Борманн. (Этот факт был прекрасно известен союзникам после расследований, связанных с Нюрнбергским процессом, и многие из их числа были уверены, что Борманн после 1945 года скрывался именно в СССР. Доподлинно известно, что сам Вальтер Николаи действительно перешел в мае 1945-го к русским).

Пакт Риббентроп-Молотов и последующий реванш атлантистов.

В отношении Мартина Борманна, друга Риббентропа и Вальтера Николаи, сам Жан Парвулеско рассказывает одну крайне показательную историю, приоткрывающую тайны оккультной войны двух геополитических Орденов. Арно Брекер, знаменитый немецкий скульптор, который хорошо знал Борманна, рассказал Парвулеско об одном странном визите к нему в Якельсбрух. 22 июня 1941 года сразу же после нападения Германии Гитлера на СССР Борманн явился к нему без предупреждения в шоковом состоянии, оставив свой пост в Канцелярии Райха. При этом он повторял постоянно одну и ту же загадочную фразу: “Небытие, в этот июньский день, одержало победу над Бытием... Все закончено... Все потеряно...” Когда скульптор спросил, что он имеет в виду, Борманн промолчал, потом повернулся уже у двери, будто хотел добавить что-то, потом передумал и вышел, хлопнув дверью.” Это был крах многолетних усилий евразийской агентуры. Для атлантистов же дата 22 июня 1941 года была днем великого торжества: внутриконтинентальная война двух мощнейших евразийских держав между собой была залогом торжества Атлантического Ордена, причем независимо от того, на чьей стороне могла быть победа. 22 июня 1941 года для Ордена Евразийцев - событие более трагичное, нежели сама Октябрьская революция. Важно подчеркнуть, что агенты Евразийского Ордена делали все возможное, чтобы предотвратить конфликт. Подготовка к заключению в высшей степени символического пакта “Риббентроп- Молотов” (оба, кстати, были убежденными евразийцами), активно велась с обеих сторон в течение долгих лет. Уже в 1936 году Сталин, окончательно ставший на рубеже тридцатых на сторону Ордена Евразии, дал Берзину, начальнику ГРУ (Берзин был исключением из правила и агентом атлантизма, возглавлявшим евразийскую организацию и работавший при этом на НКВД) приказание: “Прекратите немедленно всякую активность против Германии”. (Надо заметить, что Берзин проигнорировал это приказание). В 1937 Гейдрих и Гиммлер в тайном донесении уверяли Фюрера, что “Германия не является более мишенью для деятельности Коминтерна, а также для других советских подрывных действий”. Пакт Риббентроп-Молотов был пиком стратегического успеха евразийцев. Но в последний момент Силы Океана одержали верх. Евразийцы в ГРУ и, шире, в армии - Ворошилов, Тимошенко, Жуков, Голиков и т.д. - до последнего момента отказывались верить в возможность войны, так как серьезность влияния евразийского (а значит, русофильского) лобби в Третьем Райхе им была прекрасна известна. (Национал-социалистическую анти-славянскую пропаганду они считали столь же несущественной и поверхностной, как и марксистскую демагогическую интернационалистскую риторику в СССР). Генерал Голиков (скрывший свое дворянское происхождение и подлинную дату рождения, а также свою истинную биографию по мотивам чисто “евразийской”, орденской конспирации) даже закричал на подчиненных, получив сведения о переходе немцами советской границы: “Английская провокация! Расследовать!” Он не знал еще в этот момент того, что уже знал Мартин Борманн: “Небытие одержало победу над Бытием”.

Контуры Атлантического лобби

Тайный Орден Атлантики имеет древнейшую историю. Некоторые авторы-традиционалисты возводят его к древнеегипетским инициатическим обществам и особенно к секте почитателей бога Сета, символами которого были Крокодил и Бегемот (т.е. водные животные), а также Красный Осел. (См. Ж.Робен “Тайные общества на апокалиптическом рандеву”, Ж.-М. Аллеман “Рене Генон и Семь башен дьявола” и т.д.). Позже секта Сета слилась с различными финикийскими культами, особенно с кровавым культом Молоха. Согласно французскому конспирологу XIX-го века Клоду Грасе д’Орсе, эта секретная организация существовала и в много веков спустя после гибели финикийской цивилизации. Она носила в Средневековой Европе название секты “менестрелей Морвана”, чьей эмблемой была “Танцующая Смерть”, Dance Macabre. Грасе д’Орсе утверждал, что Реформация Лютера была проведена по указанию этой секты и что протестанты (особенно англо-саксонские и французские) до сих пор находятся под ее воздействием. Жан Парвулеско полагает, что Джузеппе Бальзамо, знаменитый Калиостро, был одним из важнейших агентов именно этого тайного Ордена, вышедшего на поверхность в конце XVIII-го века под маской иррегулярного “египетского” масонства обряда Мемфис, позже Мемфис-Мицраим. Такая символическая предыстория атлантистов характеризует сущность их геополитической и культурно-экономической стратегии. Смысл ее сводится к акцентированию “горизонтальных” ценностей, к выдвижению на первый план низших аспектов человеческого существа и общества в целом. Это не значит, что атлантизм тождественен вульгарному материализму, но как бы то ни было, “материальный”, чисто экономический, торговый аспект человеческой деятельности занимает в нем центральное место. Сведение системы ценностей к чисто человеческому уровню предполагает индивидуализм и радикальный антропоцентризм, свойственный атлантизму во всех его проявлениях, и параллельно этому сведению с необходимостью возникает характерный “атлантический” скептицизм и депрессивная ирония по отношению к идеальному, сверхчеловеческому измерению жизни. Действительно, образ Красного Осла и Танцующей Смерти прекрасно отражают сущность “атлантического” скепсиса. И по странной логике истории наиболее радикальные формы протестантского, индивидуалистического, критического общественного и религиозного сознания действительно после реформы Лютера “притягивались” как магнитом к атлантическим регионам - к Англии и еще дальше на Запад, еще глубже в Атлантику - к Америке, где нашли благодатную почву самые крайние формы радикального протестантизма в лице баптистов, квакеров и мармонов. (Ж.М. Аллеман отмечал символическое совпадение: Христофор Колумб отправился в свое атлантическое путешествие, завершившееся открытием Америки, из порта Кадис, который был исторически важнейшим центром финикийских колоний на иберийском полуострове.) Но закрепление Ордена Атлантики на Крайнем Западе и создание особой сугубо атлантической цивилизации в США по проекту именно этого Ордена являлись лишь промежуточным этапом в планах “нео-карфагенских” атлантистов. Следующий стратегический шаг состоял в экспорте атлантической модели на другие континенты, в геополитической колонизации всей планеты, в перенесении Запада в мистическом и геополитическом смысле на весь мир, включая, естественно, и сам Восток. Поэтому сеть атлантической агентуры в государствах Евразии не только преследовала оборонительную цель (ослабление альтернативной геополитической силы), но и предполагала наступательные действия. Авангардом “атлантизма” в Евразии стали “левые”, “анархические” подрывные движения, хотя и в их среде всегда существовала внутренняя евразийская оппозиция. Однако “экономический социализм” и “коммунизм” в их теоретическом и чистом виде следует признать формой “атлантистской” пропаганды, политико-социальными масками для тайного Ордена Красного Осла. Если принять во внимание специфику геополитических и оккультных доктрин атлантического полюса, то станет совершенно понятным, почему “левые” подрывные движения так поощрялись англо-саксонскими державами в континентальных европейских и евро-азиатских странах, в то время, как и в Англии, и особенно в Америке, “коммунисты” и “социал-демократы” составляют ничтожный процент. Для атлантистского лобби “левые” всегда были пятой колонной в Евразии. Отсюда и такая естественная гармония русских атлантистски настроенных коммунистов и англо-саксонских капиталистов, которая часто ставит в тупик внешних исследователей и историков, недоумевающих по поводу такого полного взаимопонимания “классовых врагов” - “мессианских” большевиков с их диктатурой пролетариата и банкиров Уолл-стрита с их культом Золотого Тельца. Тайное общество Танцующей Смерти, Красного Осла, “менестрели Морвана”, братство Океана - эти образы помогут нам постичь логику всемирного атлантистского лобби, которое стремится не только защитить свои “острова”, но и превратить в “Карфаген”, в единый всеобщий “человеческий рынок”, всю планету.

КГБ на службе “Танцующей Смерти”

Пьер де Вильмарест метко определил ЧК (ОГПУ, НКВД, КГБ) как “продолжение партии”. Еще точнее было бы сказать, что это секретный центр партии, ее интеллект и ее душа. Жан Парвулеско дополнил это определение оккультным геополитическим измерением. Согласно Парвулеско, КГБ - это центр наиболее прямого воздействия Атлантического Ордена, Ордена Танцующей Смерти. КГБ - прикрытие для этого Ордена. Об оккультной подоплеке этой организации догадывались многие. Некоторые даже говорили о наличии в КГБ тайной организации парапсихологических исследований, о так называемом черно-магическом “Обществе Вия”, где проходили, якобы, посвящение все руководящие деятели СССР. Однако слухи о загадочном “Обществе Вия”, скорее всего, являются упрощенным и гротескным описанием реальности намного более тонкой и более глубокой, так как оккультная миссия КГБ отнюдь не сводится к магическим или парапсихологическим опытам, к которым, заметим, эта организация действительно всегда проявляла какой-то ненормальный, повышенный интерес. КГБ изначально строился как чисто идеологическо-карательная структура, призванная надзирать над подчиненным коммунистам социальным и культурным пространством. Коммунисты в их идеологическом, мессианском, марксистском измерении всегда вели себя по отношению к евразийскому населению подчиненных им регионов как колонизаторы, как пришельцы, сохраняя всегда идеологическую дистанцию от нужд, потребностей и интересов коренного населения. На уровне чисто “идеальном” они стремились навязать евразийским народам противоестественную для них экономико-центрическую модель, для чего им необходимо было использовать аппарат репрессий. ЧК (НКВД,ОГПУ, КГБ) была изначально пародийным “рыцарско-идеологическим” орденом, призванным карать автохтонов и подавлять их естественные почвенные проявления. ЧК (и КГБ) также исповедовала тезис “кровь выше почвы”, но уже в совершенно извращенном, кроваво-садистском варианте, как тревожное воспоминание о кровавом культе финикийского Молоха, с которым атлантистская агентура была типологически и генетически связана. ЧК-КГБ всегда служили “Танцующей Смерти”, и многие парадоксы и невероятные по своей нечеловечности истории, связанные с этой мрачной организацией, станут более понятными, если мы примем в расчет не только метафорическую, но оккультно-эзотерическую связь этого Ордена с древнейшими ближневосточными культами, чьи адепты никогда не прекращали существовать в действительности, продолжая свою тайную цепь через секретные европейские и ближневосточные организации атлантистского типа.

Конвергенция разведок и “полярная миссия ГРУ”

ЦРУ, как инструмент американского атлантизма, типологически принадлежит к той же самой конспирологической категории. Более того, у истока этой организации стояли видные деятели американского масонства, которое, кстати, масонами Европы считается иррегулярным, то есть еретическим и сектантским. (Следует, впрочем, задаться вопросом, а есть ли в США вообще что-либо в сфере религии или метафизики, что не было бы еретическим и сектантским?) ЦРУ так же, как и КГБ всегда было неравнодушно к магии и парапсихологии, и в целом его роль в современной цивилизации вполне сопоставима с ролью КГБ, хотя кроваво-садистская сущность в данном случае не столь очевидна. ЦРУ (и его предшественники) совместно с английской разведкой с начала века покрыли Евразию сетью своей агентуры, которая постоянно влияла на ход исторических событий в атлантистском ключе. В некотором смысле, вполне можно говорить о “конвергенции спецслужб”, о “слиянии” КГБ и ЦРУ, об их лоббистском единстве на геополитическом уровне. Именно этим объясняется такое обилие так называемых “советских шпионов” в высших регионах власти Америки, начиная с Хисса и кончая Резерфордом, передавшим, согласно некоторым авторам, проект водородной бомбы советским ядерщикам.(Возможно, кстати, что именно через атлантистское лобби советско-американских ученых- ядерщиков, академик Сахаров познакомился с мондиалистскими проектами анти-евразийской ориентации, которые легли позже в основу его социально-политических и футурологических воззрений.) Следует заметить, что дублировавшая сеть агентов КГБ в США и других англо-саксонских странах сеть агентов ГРУ находилась в постоянном тайном конфликте с агентурой “соседей” с Лубянки, и учитывая радикальное противоречие геополитической и даже метафизической ориентации этих двух советских тайных структур, логично было бы предположить, что реальным и единственным противником ЦРУ были агенты ГРУ, а отнюдь не КГБ. Конвергенция разведок, как и перестроечная конвергенция советских коммунистов высшего эшелона с американскими мондиалистами, основываются на единстве фундаментальной геополитической ориентации, на единстве тайной структуры, которая управляет и атлантистами Запада и атлантистскими агентами на Востоке, занимающими, подчас, самые высокие посты в государственной и политической номенклатуре. Но полному и откровенному слиянию этих двух филиалов Ордена Танцующей Смерти до поры до времени препятствовали усилия альтернативного евразийского лобби, генетически связанного с ГРУ и советским Генштабом, но включающего в свою сеть многие европейские и азиатские разведывательные структуры (особенно немецкие, французские - связанные с секретными геополитическими проектами генерала Де Голля - арабские и т. д.), объединенные служением альтернативному Ордену, Ордену Евразии, называемому иначе обществом “менестрелей Мурсии” или полярным “орденом Гелиополиса”, Орденом Аполлона, солнечного победителя Змея-Пифона, того Змея, которого греческая традиция отождествляла с египетским богом Сетом, с Красным Ослом.

Вспышки и эклипсы Евразийского Солнца

Проследим в общих чертах перипетии оккультной войны Евразийского Ордена против Ордена Атлантики внутри советской системы. Как мы сказали в предыдущих главах, Ленин в целом придерживался евразийской ориентации. Характерно, что при нем ГРУ создал и возглавил откровенный евразиец Семен Иванович Аралов. Именно Аралов заложил в структуру этой тайной армейской организации евразийские континентальные принципы, сгруппировав вокруг себя наиболее ценных и дееспособных “братьев Евразии”, которые, подобно ему самому,перешли к красным для осуществления особой метаполитической миссии. Любопытно, что в начале 60-ых Аралов выпустил книгу под выразительным названием “Ленин вел нас к победе”. Надо уточнить здесь одну важную деталь: так называемая “ленинская гвардия”, несмотря на политическую близость к Ленину, на уровне геополитическом принадлежала в подавляющем большинстве случаев к альтернативной, атлантической геополитической ориентации. Именно “ближайшие соратники Ленина”, а отнюдь не “честолюбивый тиран Сталин” (как многие ошибочно считают сегодня), стояли за его отстранением от руководства страной. Конец ленинского правления знаменовал собой переход власти в руки атлантистов, и действительно, мы наблюдаем в период второй половина XX-ых - первой половины 30-ых значительное улучшение отношений СССР с англо-саксонскими странами и в первую очередь с США. Параллельно этому мы видим и симптоматичные перестановки кадров в ГРУ. На место евразийца Аралова назначается атлантист и чекист Берзин, создающий свою агентурную структуру с опорой на Коминтерн и коммунистических фанатиков, т.е. на атлантистские элементы. Но Берзину так и не удается целиком изменить ориентацию ГРУ. Структуры, созданные Араловым, достаточно сильны и, одновременно, гибки, чтобы сдаться без боя. Тем более, что несмотря на все атаки ЧК-НКВД на армию, военные обладают значительной властью и опекают свою интеллектуальную геополитическую элиту в лоне ГРУ. Любопытно обратить внимание на одну деталь - все руководители ГРУ до начала Великой Отечественной войны, сменившие Аралова, были расстреляны. Перечислим их: О.А. Стигга, А.М. Никонов, Я. К. Берзин, И.С. Уншлихт, С.П. Урицкий, Н.И. Ежов, И.И. Проскуров. Все они (кроме генерала Проскурова) были неармейскими кадрами, все они работали против евразийской идеи, но это не мешало тому, что ГРУ оставалось чисто евразийской организацией, тайно двигавшейся к осуществлению великого континентального проекта. Отставка Берзина в 1934 году, после 9-летнего пребывания на посту главы ГРУ, означала серьезный перелом в оккультной войне за кулисами советского руководства. Приход Гитлера к власти необычайно усилил позиции “континентального лобби” в советском руководстве. С 1934 агентура ГРУ начинает готовить германо-русский стратегический союз, имевший своей кульминацией пакт Риббентроп-Молотов. Сталин окончательно обнаруживает свою приверженность евразийской ориентации, полагая, что анти-атлантические тенденции национал-социализма, отвлекут на себя внимание англо-саксонских держав и что в такой ситуации можно, наконец, сделать ход по уничтожению мощного “атлантического” лобби внутри СССР. Начинается уничтожение “ленинской гвардии”. Все сталинские процессы, порой кажущиеся абсурдными и совершенно безосновательными, на самом деле, были глубоко обоснованы на геополитическом уровне. Все “правые” и “левые” заговоры были чистейшей реальностью, хотя прямо назвать своим именем и обвинить все “атлантистское лобби”, действовавшее уже давно в советском руководстве Сталин так и не решился. Видимо, у него были причины опасаться страшной и жестокой реакции. Поэтому он вынужден был маскировать свои претензии к той или иной группе высокопоставленных кадров “условными” обвинениями и иносказательными ярлыками. Пласт за пластом уничтожались Сталиным агенты влияния “Нового Карфагена”, но и обратная реакция была необратимой. Особенно серьезным ударом по евразийскому лобби было уничтожение главы ложи “Полярных” в лоне Красной Армии маршала Тухачевского. Хотя и в этом случае месть атлантистов Тухачевскому и все претензии, предъявлявшиеся к нему, были глубоко обоснованы, но только в перспективе сугубо “атлантистской”, в контексте анти-евразийской диверсии.

После “победы”

Нападение Гитлера на СССР была великой евразийской катастрофой. После страшной братоубийственной войны двух геополитически, духовно и метафизически близких, родственных народов, двух анти-атлантически ориентированных режимов, России Сталина и Германии Гитлера, победа СССР была, на самом деле, равнозначна стратегическому поражению, так как весь исторический опыт показывает, что Германия никогда не примиряется с поражением, а значит, победитель уже самим фактом своей победы завязывает узел нового грядущего конфликта, сеет семена грядущей войны. Кроме того, Ялта заставила Сталина солидаризоваться с Союзниками, то есть с теми державами, которые всегда были заклятыми врагами Евразии. Сталин, прекрасно понимающий геополитические законы и уже сделавший свой евразийский выбор, не мог не отдавать себе в этом отчета. Сразу же после поражения Германии Сталин стал реализовывать новый геополитический проект, Варшавский Договор, объединение стран Восточной Европы под знаком Великой Советской России. И тут же возникли первые конфликты и разногласия с атлантистами. До 1948-го года Сталин еще скрывал свои континентальные намерения и даже одобрил создание государства Израиль, что было важнейшей стратегической акцией Англии (и шире, атлантизма) по укреплению своего военного, экономического и идеологического влияния на Ближнем Востоке. Но уже в 1948-ом году, пользуясь помимо всего прочего усилением внутриполитических позиций армии (Жуков, Василевский, Штеменко и т.д.), Сталин вернулся к ортодоксальной евразийской геополитике, возобновил анти-атлантические чистки в советском руководстве и послал “проклятие” Израилю как анти-континентальной формации, порожденной “англо-саксонскими шпионами”. Странным образом смерть Сталина совпала с наиболее драматическим и напряженным моментом в реализации его евразийских планов, когда стала актуальной перспектива нового континентального союза - СССР-Китай, что могло в корне изменить логику планетарной расстановки сил и принести реванш Великому Ордену Евразии. Если учесть эти соображения и геополитические аспекты после-сталинского курса СССР, то версия об убийстве Сталина (выдвигаемая многими европейскими историками) станет более чем правдоподобной. Причем главная роль НКВД и его шефа, зловещего Берии, заклятого врага ГРУ, Генштаба и Евразии, в предполагаемом убийстве Сталина отмечается большинством историков. В 1953 году, спустя 8 лет после псевдо-победы, до настоящей Победы был один только шаг (как и в 1939). Но вместо этого мир увидел Гибель Титана.

Источник: Александр Дугин, «Великая война континентов», Москва, февраль 1991 – январь 1992 .
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →