InoModerator (inomoderator) wrote in inosmi_ru,
InoModerator
inomoderator
inosmi_ru

Categories:
Все на курсы швей-мотористок! ("Эхо Москвы", Россия)

Начну я, пожалуй, с того, что на меня произвело самое большое впечатление за эту неделю, а эту неделю я сидела в Чите, где УДО не получил Михаил Ходорковский. Но, собственно, это не новость, была бы новость, если б он получил УДО. Но вот что я вам скажу. У меня есть такая привычка бегать по утрам, которая иногда дорого обходится. Прилетаю я в Читу в 2 часа ночи по московскому времени, в 8 часов утра по читинскому времени. В это время как-то организм считает, что спать еще рано, а по-читински получается, что спать поздно, и поскольку у меня встреча, я бегу бегать. Поскольку Чита – город военный и там находится штаб Западно-Сибирского военного округа, то там вообще очень много военных, там в центре стоит Дом офицеров, за этим Домом офицеров стоит какой-то садик с жестяными танками, и по военному обычаю, он заложен со всех сторон, потому что у военных всегда все заложено со всех сторон. Пытаюсь я пробежать в этот садик, бегу вокруг садика, вижу эти жестяные танки, никак нельзя попасть внутрь. В конце концов пробежав два километра, я вижу какую-то живую душу, говорю ей: "Господа, а как попасть в этот садик?". Живая душа, которая метет дорожку, поднимает свои раскосые китайские глаза и говорит: "Ни хао", то есть "здравствуйте". Потом я бегала уже не в садике, потому что приходилось бегать ночью, часов в 5-6 утра, еще было темно, и я бегала по центральной площади славного города Чита, где слева стоит Ленин, справа стоит тот самый очень красивый штаб военного округа, впереди стоит здание главного налогоплательщика, то есть железной дороги, которая возит в Китай лес и нефть и оттуда возит промышленные товары, и вот на этой площади плитка, а на ней китайские иероглифы. Площадь сама стоила 64 миллиона рублей, кстати, очень недешево, и была построена, когда у мэра местного был зам китаец. И местное население решило, что на этих иероглифах написано: "Мы здесь будем". Это не совсем правда, потому что на иероглифах написано только название фирмы, которая производила плитку, это фирма "Стена длиной в 10 тысяч ли", то есть Великая Китайская стена, но тем не менее представьте себе эту плитку, на которую смотрит Ленин, на которую смотрит глава округа, вероятно. И когда я спросила одного из генералов, на которых я просто напоролась, я говорю: "Ребята, а что будет, если при таком количестве китайцев, проживающих в Забайкальском крае, бывшей Читинской области, вдруг однажды выйдет конфликт и китайское правительство скажет, что мы хотим защитить интересы наших китайских граждан, которых обижают?", бедный генерал-лейтенант на меня посмотрел и сказал: "Вопрос не по чину".

На самом деле дело, конечно, не только в китайской плитке посреди города Чита, не только в том, что население Читы ездит отовариваться в город под названием Манчжурия, это в пятистах километрах в Китае, по местным меркам это очень близко. Причем еще десять лет назад Манчжурии не было – была абсолютная пустыня. Теперь это город из стекла и стали. Напротив его есть город Забайкальск, который как был задрипанным, так им и остался, правда, в городе Забайкальск возник квартал, который называется Санта-Барбара, там живут таможенники. То же самое в Благовещенске. Благовещенск остался довольно скромным городом. Напротив возник город из стекла и стали, называется Хэйхе, его можно легко видеть. В общем, еще десять лет назад это было место, куда по деревянным помосткам вкатывались на верхушки небоскребов тачечки с бетоном. А есть еще замечательный город Хабаровск, а напротив него остров Большой Уссурийский, и когда-то этот остров целиком принадлежал России, а с обеих сторон острова, естественно, протока, которая отделяет остров, с одной стороны, от России, с другой стороны, от Китая. И вот легенда гласит, что каждый китайский рыбак, когда он ездил на эту протоку ловить рыбу, которая с китайской стороны, должен был собрать с собой ведерко земли и высыпать в эту протоку, которая раньше была широкая, а теперь стала совсем маленькой. И поэтому, когда проводили демаркацию границы, то остров уже пришлось разделить пополам, причем там, на острове, выстроили часовню, которая должна была прямо смотреть на Хабаровск, и часовня эта как раз оказалась уже на китайской земле, правда, специально сделали выемку, так что часовня все равно осталась на российской земле. И я думаю, что вы ожидаете, что я сейчас буду рассказывать историю про край, который будет колонизирован Китаем. Так вот, я должна сказать, что я не заметила ни малейших признаков края, который обязательно будет колонизирован Китаем. Я заметила все признаки края, все признаки региона, который колонизирован Москвой, которая относится к местным жителям, как к аборигенам.

Что я имею в виду под колонизацией Москвой? Есть 2 миллиарда таможенных платежей, которые получаются за то, что через Забайкальский край, конкретно через этот самый город Забайкальск, проходит 65 процентов товарооборота России и Китая. Все эти 2 миллиарда получает Москва, не считая тех, которые идут на строительство Санта-Барбары. Есть Новоширокинский рудник, который тоже только что продали. Ничего за эту продажу не получил край. Есть Удоканское месторождение, которое только что продали Алишеру Усманову. Как мне сказал конкурент Усманова, Усманов успел на полчаса раньше забежать в кабинет. Понятно, что ни копейки за продажу крупнейшего в мире медного месторождения – Удоканское месторождение крупнейшее в мире – край опять не получил. Есть замечательная история. Есть речка в крае, которая называется Миндза. На ней живут староверы, их в свое время в эти места сослала еще Екатерина. Они в свое время бежали от Петра I в Литву, но не удалось бежать долго – при Екатерине Литва была завоевана и, соответственно, староверов выселили уже в здешние края. Они там очень неплохо живут, они крепкие, работящие ребята, они по 300-400 тысяч за сезон зарабатывают, ездят в тайгу, пушнина, зверь, колотушками орехи там сбивают, в каждом доме по две машины. И вот по этой речке, которая, в принципе, является уникальным природным заповедником, теперь будут разрабатывать уран. Москва решила.

Я должна сказать, что ситуация, при которой метрополия решает, где кто будет разрабатывать уран или медь, и при этом аборигенам не платится ни копейки и даже не ставятся они в известность, это ситуация, когда вы относитесь к данной территории, как к колонии. Вообще, надо сказать, экономика Читинской области производит очень странное впечатление. Потому что когда на нее смотришь, то тебе говорят: "Вот есть город Манчжурия, куда ездят все отовариваться". Ну, это если бюджетники, а если человек побогаче, он уже ездит развлекаться в Пекин, и с гордостью об этом говорит. "Вот в крайнем случае есть китайский рынок или китайский универмаг под названием "Ся Ян", тоже с иероглифами, в котором покупают, если человек остается в Чите. А вот напротив универмага "Ся Ян" есть дом, который строят, естественно, китайцы, потому что большая часть строительства выполняется китайцами. Возникает, конечно, вопрос: а если все деньги, которые зарабатываются в крае, зарабатываются китайцами, то на какие же деньги ездят отовариваться в Китай? Ответ на этот вопрос очень простой, если понять, что 90 процентов экономики края располагается вне официальной. Это прежде всего лес, который рубят и вывозят. И если вам кто-нибудь скажет, что весь этот лес вывозится официально, то плюньте ему в глаза. Это золото, которое добывают там около десяти артелей, причем самое замечательное, что люди, которые возглавляют эти артели, они такие легендарные в крае, например, как господин Гуревич, они не живут в Чите, они никакую свою Жуковку в Чите не строят. Они живут на заимке в трехстах-четырехстах километров от этой самой Читы и, конечно, губернатор приезжает к ним париться в баньку, но никакой налоговый спецназ к ним не приедет на эту заимку.

И это очень важный момент, что даже географически оказывается, что та экономика, которая есть, ее нельзя проконтролировать. Есть, наконец, вот эти самые староверы с колотушками, с пушниной. И вот простое сличение той экономики, которая есть в крае, с китайской экономикой показывает наглядную разницу. разница заключается в том, что экономика в крае процветает там, где до нее не дотягивается государство – когда это золото, когда это лес, когда это зверь. А экономика в Китае процветает потому, что ей помогает государство. Поэтому в России строится Санта-Барбара в Забайкальске таможенная, а в Китае строятся города – Хэйхе или Манчжурия. А потом те люди, которые обирают наших же, не важно – золотопромышленников, нефтяников, они пытаются нам объяснить, почему в России все так выглядит, а в Китае города из стекла и стали. Они нам начинают рассказывать, что китайцы работящие, а россияне ленивы, тупы, то есть те самые люди, которые обирают Россию, чтобы объяснить, почему Россия плохо живет, опускаются фактически до расизма. Кстати, это есть. Я спрашивала некоторых людей, я спрашивала лесопромышленников, правда ли, бывают ситуации, когда человек отказывается от высокой зарплаты, потому что ему лень работать? Да, такие ситуации бывают. Но они бывают потому, что а зачем этому человеку работать? Как вы ему объясните, что ему надо заработать много денег и, скажем, поставить свой ларек? Поставит ларек – к нему придет лейтенант. Поставить сеть ларьков – к нему придет генерал. Чтобы генерал не приходил, надо уже создать не сеть ларьков, а, допустим, нефтяную компанию. А какую нефтяную компанию он создаст, если есть пример Ходорковского, который обучается сейчас профессии швеи-мотористки? Ну, что, вам любой человек, который не хочет работать в той же самой Чите скажет, что "вы знаете, я профессии швеи-мотористки могу обучиться, не создавая нефтяную компанию", не парясь по этому поводу.

И в Чите меня поразило две вещи больше всего. Одна из них была невероятное количество умных, дерзких, талантливых людей, которые являются по читинским меркам средними предпринимателями, по российским меркам они являются малыми предпринимателями, которые высказывали необыкновенно здравые суждения о жизни и очень печальные суждения о жизни. Например, я беседую с человеком, не буду говорить у него сеть чего, у него сеть чего-то, что продается. Он сейчас себя чувствует прекрасно, потому что он не закредитован, он потирает руки, говорит: "Сейчас кризис, сейчас я скуплю всех своих конкурентов". А потом он говорит: "А через два года я все это продам и уеду в Москву". Я говорю: "Почему?". И он начинает с выкладками объяснять, почему здесь невыгодно держать такую торговую сеть, а в Москве две торговых точки принесут ему больше. Поэтому он сейчас добьется максимальной капитализации, продаст это и уедет. А другой предприниматель мне говорит: "Что за странное дело? Я решил в Москве продавать посуду. Я приехал в Китай, я договорился там с заводом, я заказал и сделал ту посуду, которую мне нужно, я растаможил ее в Забайкальске, заплатил НДС, привез в Москву, потратил двадцать дней и, по моим расчетам, моя посуда получалась самая дешевая. И выяснилось, что моя посуда гораздо дороже той, которую привезли из того же самого Китая морем и растаможили на знаменитой таможне под Санкт-Петербургом, северо-западной таможне. Что за дела? Как это получается?". Или человек, допустим, говорит: "Почему нам посадили в Чите Ходорковского и испортили читинский инвестиционный климат?". Еще раз повторяю, речь идет о средних предпринимателях, среднем и мелком бизнесе – среднем и мелком бизнесе, который говорит "слушайте, а почему я учился по американским книжкам делать бизнес, я тащусь от этих американских компаний, как у них все здорово устроено, и мы не можем сделать бизнес так, как это делается в Америке, мы почему-то городим что-то свое, хотя нам нужно просто все взять и списать у американцев". Это говорит просто владелец нескольких бизнесов. Оказалось, что нам всем мозги промыли, если посмотреть по ОРТ.

Источник: Юлия Латынина, Код доступа ("Эхо Москвы", Россия) >
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 59 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →