InoModerator (inomoderator) wrote in inosmi_ru,
InoModerator
inomoderator
inosmi_ru

Categories:

"Если на клетке льва написано тигр - не верь глазам своим..." К.Прутков

Живым или мертвым (Agent_S, Россия)

Кто заткнул рот свободному украинскому фотожурналисту?

Интервью журналиста 'Эхо Москвы' Алексея Венедиктова с украинским фотокорреспондентом 'Рейтер' Глебом Гараничем, сделавшим ставшими уже скандальными снимки из Гори, как известно, оказалось фальшивым. Однако до сих пор фотокор 'Рейтер' хранит молчание и не спешит опровергнуть постановочный характер этих кадров. Что скрывается за этим? 'Я фотограф. Я делаю фотографии. Это мои фотографии, а не компьютерная графика. Я сделал их сам. Вам этого не достаточно для их подлинности?' – виртуально улыбается двойник Гаранича, пока его живой прототип готовит новую фотосессию 'Ужасные лики войны'.

А.Венедиктов: Ваши фотографии последствий бомбардировок, российской авиацией грузинского села Гори, наделали много шума. Но были неоднозначно восприняты и многие утверждают, что это подделка. Вы сейчас лично можете опровергнуть это, раз и навсегда поставить точку в этом недоразумении.

Г.Гаранич: Опровергаю. Ставлю точку. (улыбается)

А.Венедиктов: ..............? То есть фотографии подлинные? Это действительно Гори и действительно жертвы российских бомбардировок? А не подделка?

Г.Гаранич: Что значит подлинные фотографии? Что значит подделка? По моему, подделка это когда вы покупаете мотоцикл, а вам вместо него выдают телефон. Вот это подделка. Я фотограф. Я делаю фотографии. Это мои фотографии, а не компьютерная графика. Я сделал их сам. Вам этого не достаточно для их подлинности?

А.Венедиктов: А то, что на фотографиях тоже подлинное?

Г.Гаранич: А что на фотографиях?

А.Венедиктов: Ну... последствие российских бомбардировок грузинского села? Или я не правильно понимаю?


Г.Гаранич: А там, что потусторонний мир, что ли снят?

А.Венедиктов: Значит, это Гори и жертвы бомбардировок?

Г.Гаранич: Послушайте, по моему, я уже полностью ответил на ваш вопрос. Я фотограф. Я делаю фотографии. Это фотографии мои, а не чужие или компьютерная графика. Ко мне могут быть только претензии по качеству фотографий.

А.Венедиктов: Нет, вы не просто фотограф - вы фотокорреспондент.

Г.Гаранич: Правильно - ФОТОкореспондент, а не корреспондент. Не журналист. Я делаю фото, а не пишу статьи или даю оценку происходящим событиям. По сути, я такой же фотограф, который снимает вазу с фруктами у себя в студии. Просто я для того, что бы эту вазу снять, выезжаю на место событий.

А.Венедиктов:Но события-то должны быть правдой.

Г.Гаранич: Послушайте. Вы представляете, что это такое?! Я же не в Гори постоянно сидел, чтобы сразу сделать эти снимки. Я же не фотокорреспондент из Гори. До этого я вообще не знал, что есть такой город, потом мне сказали, что это родина Сталина. Мы с моими грузинским коллегой Георгом Абдаладзе находились в Тбилиси. Пока нам сообщили о бомбардировках, уже прошло много времени! Пока мы доехали туда, прошло еще. Когда мы оказались на месте, мне сказали, что всех пострадавших уже госпитализировали и что им оказывается срочная медицинская помощь. И это правильно. Неужели для того, чтобы сделать снимки, раненые и погибшие должны лежать на месте в течение многих часов, пока приедет какой-то фотокорреспондент, чтобы сделать снимки? Абсурд. Вообще-то, насколько все в курсе, эти бомбардировки были ночью, а вы на фотографиях ночь, что ли видите?



А.Венедиктов: То есть как? А кто же эти люди на фотографиях?

Г.Гаранич: На фотографиях не только люди. Я не людей фотографировал. Это не фото в паспорт.



А.Венедиктов: А что вы фотографировали?

Г.Гаранич: Это была фотосессия: "Ужасные лики войны"

А.Венедиктов: Но кто люди на фотографиях?

Г.Гаранич: Просто люди. Модели можно сказать. Люди, которые согласились нам помочь сделать снимки. А что тут такого?

А.Венедиктов: Но тогда получается, что вы ввели в заблуждение миллионы людей.

Г.Гаранич: А, может, наоборот показал правду. Мне сказали, что трупы были. И что для того, чтобы показать правду, я должен был принести обратно их из морга и фотографировать? А раненая женщина в огне и колючей проволоке? Вы думаете, она там так и сидела часами с ночи и ей никто бы не оказал помощь? Хотя бы вытащил её оттуда?

А.Венедиктов: Я понимаю. Но разве так можно?

Г.Гаранич: Что можно? Делать фотографу фотографии?

А.Венедиктов: Подправлять действительность, чтобы показать правду?

Г.Гаранич: Именно только так и нужно. Это всеобщая практика. Просто когда вам это нравится, вы этого не замечаете и говорите: "Надо же, какой удачный снимок". Что фотография вазы с фруктами, сделанная в студии, это реальность? Вы когда-нибудь такие фрукты в реальности видели? Так что же вы мне предлагаете, намеренно делать плохие фотографии.

А.Венедиктов: Но вы фотокорреспондент, вы не студийный фотограф. От вас мы ожидаем именно фотографии реальности и так их и воспринимаем.

Г.Гаранич: Как можно фотографией отразить реальность по вашему. Да если б я в этом Гори всего лишь объектив в сторону повернул или за дом зашел - никаких фотографий войны бы не было. Были б обыкновенные дома и улицы. Можно было вообще приехать, снять землю или небо и написать - вот Гори. Это было бы очень реально, но не отображало бы то, для чего я туда приехал.

А.Венедиктов: А для чего вы туда приехали?

Г.Гаранич: Сделать фотосессию "Ужасные лики войны"

А.Венедиктов: Вы сказали, что немного отойдя или повернув объектив, ничего бы не было. Что вы имеете в виду - там нет разрушений? Нет последствий бомбардировок?

Г.Гаранич: Я не знаю, что вы подразумеваете под последствием бомбардировок. Если вы хотите увидеть, что там случилось, езжайте туда сами и посмотрите. Я ничего по этому поводу вам сказать не могу.

А.Венедиктов: Но все то мы съездить не можем. Поэтому мы и надеялись с помощью ваших снимков посмотреть на произошедшее.

Г.Гаранич: Послушайте еще раз. Я понимаю, что эти снимки, были использованы кем-то для нагнетания истерии. И это естественно. Я с этим ничего не могу сделать. Я не могу под каждой фотографией подписать своё мнение по вопросу и сказать: думайте только так. Я не пишу тексты. Я не даю оценок. Я делаю фотографии. Они всегда избирательны - сфотографировать всё не возможно. Фотографии всегда огрубление действительности. Я не могу не доверять грузинской стороне, которая меня проинформировало об этой трагедии. Действительно, я видел повреждения, которые могли быть вызваны авиаударом. Но про их масштаб или тем более оценку в моих снимках ничего не говорится. Это фотографии людской боли во время войны и не дай Бог, я думаю все с этим согласятся, нам это пережить самим. Об этом и мой фоторепортаж был. Неужели кто-то против этого?

А.Венедиктов: Думаю, нет. Спасибо за интервью.

*****************
Рекомендация:Раскадровка снимков, сделанных Г.Гараничем ("Интерфакс", Россия)


Источник: agent_smirnov



P.S. Главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов опроверг авторство интервью с фотографом информационного агентства Рейтер Глебом Гараничем, в котором фотограф якобы признает, что делал постановочные фотографии из зоны грузино-югоосетинского конфликта. В тексте, который был распространен как транскрипт беседы Венедиктова и Гаранича, фотограф якобы признается, что для более объективной передачи жестокой военной реальности выдавал живых людей за жертв российской бомбардировки в Гори. "Это очередной элемент информационной войны в интернете, где средству массовой информации с очень высокой репутацией приписывается то, что оно не делало", - сказал Венедиктов РИА Новости. Между тем, глава бюро "Рейтер" Майкл Стотт заявил буквально следующее, "Мы абсолютно уверены, что фотографии Глеба полностью отражают то, что происходило на самом деле".


_________________
Комментарий Алексея Венедиктова , главного редактора радиостанции "Эхо Москвы": "К сожалению, никакого интервью я не брал, но хотел бы".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments