?

Log in

No account? Create an account

Лучшее из inoСМИ в ЖЖ

Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
inomoderator wrote in inosmi_ru
Проклятие Саакашвили ("Завтра", Россия)
Интервью c первым президентом Республики Северная Осетия-Алания Ахсарбеком Галазовым, 2005 год
— "Главная угроза национальной безопасности и территориальной целостности России исходит с Кавказа. Уход ее с Кавказа равносилен политическому самоубийству Российского государства как великой евразийской державы". Это недвусмысленное предостережение российскому властному истеблишменту прозвучало в вашем интервью "Независимой газете" 19 марта 1999 года. Сегодня, когда стремительно нарастает нестабильность на всем Юге России, а Грузия любой ценой готова вернуть Южную Осетию и Абхазию, перспектива исхода России с Кавказа из невероятной и гипотетической не становится ли реальной, и, как некоторые считают на Западе, — неотвратимой?

- Никакой неотвратимости ухода России с Кавказа нет, но произошло резкое ухудшение всей геополитической ситуации на Кавказе и южных границах России. Мы последовательно возвращаемся к ситуации нестабильности и кровопролитных конфликтов начала 90-х. На этом новом витке истории произошли разноцветные революции и смены режимов в Грузии, на Украине, в Киргизии. Особую тревогу вызывает вооруженный мятеж в Узбекистане. Напомню, что печально известные события 90-х годов на Кавказе начались именно после трагедий, которые произошли в Ферганской долине Средней Азии: 1989 год — Фергана, Намангам, Андижан; 1990 год — Узгень и Ош.

Только слепой не видит, что это управляемые как изнутри, так и извне процессы дестабилизации всего постсоветского пространства. Збигнев Бжезинский в книге "Выбор: мировое господство или глобальное лидерство" довольно откровенно изложил стратегический план раздела "российского наследства". К сожалению, по канве этого "сценария" и возникают очаги напряженности и конфликтов на территориях, прилегающих к Каспийскому нефтяному бассейну и путям транспортировки нефтяных потоков. Возможно, исходя из геополитических установок Бжезинского, все эти "оранжевые", "тюльпановые" и прочие "революции" по правилу "домино" будут иметь продолжение… По аналогии с известными трагическими событиями конца 80-х — начала 90-х в Средней Азии и на Южном Кавказе, которые перекинулись на юг России, такое продолжение возможно на Северном Кавказе.

Новые режимы в Тбилиси и Киеве являются, по сути, протекторатами Соединенных Штатов. Настроены они яро антироссийски. На саммите ГУУАМ в Кишиневе, в котором неспроста отказался принять участие президент Узбекистана Ислам Каримов, сделана попытка создать антироссийский альянс с далеко идущими целями.

Восторженно принимала Грузия "богом посланного ей президента США" Джорджа Буша. Но сомневаюсь, что правители Грузии прислушаются к его рекомендации договориться "с парнями" из Южной Осетии и Абхазии. На слуху еще откровенное заявление президента Саакашвили о том, что "Грузия вырвет Абхазию из когтей империи". Руководители силовых структур Грузии не делали секрета из того, что идет активная подготовка грузинской армии к вторжению в Южную Осетию с целью ее аннексии и "этнической чистки".

90 процентов населения Южной Осетии и Абхазии — российские граждане. Москва несет за них ответственность. Тем временем две тысячи американских военных инструкторов готовят грузинские "силы вторжения". Тбилиси предпринял и крупные закупки тяжелого вооружения. Речь уже, разумеется, не идет о "бряцании оружием", словесных угрозах в адрес "сепаратистов", а именно о непосредственной угрозе вторжения в "непокорные", утраченные пятнадцать лет назад территории.

Неспокойно и на российском Кавказе, который представляет собой подлинную пороховую бочку. Российская власть увлечена укреплением "властной вертикали" в Федерации. Кремль берет под жесткий контроль региональные элиты, в особенности те, что отбились от рук при прежнем режиме. Но увлеченный государственным строительством Кремль словно не сознает, что не из Твери и Саратова, Уфы и Казани исходит угроза государственному организму России, а с Кавказа. Трагедия Беслана, террористический беспредел в Дагестане, недавние печальные события в Карачаево-Черкессии, Кабардино-Балкарии, Ингушетии, новый виток территориальных притязаний к Северной Осетии на фоне природных катаклизмов и массовой безработицы создают устрашающую картину.

Пожалуй, сегодня из всех Северокавказских республик самое стабильное положение в Чечне. И этому есть объяснение: Москва все свои политические, силовые, административные и финансовые ресурсы использовала на решение чеченской проблемы. Результат: мятеж чеченских национал-экстремистов подавлен; сепаратистская идея национал-экстремистов не поддержана народом, и они потерпели поражение. Чеченскому обществу и сама идея, и её носители уже в тягость. В дело восстановления мирной жизни и развитие Чеченской Республики постепенно вовлекается весь народ. Тем временем обстановка в еще вчера мирных Северокавказских республиках, лишенных по-настоящему государственной поддержки и помощи федерального центра, стремительно накаляется. Социально-экономическая обстановка фактически остается на уровне тяжелых 90-х годов, национал-экстремисты вновь подняли головы. Правящие элиты или не видят надвигающейся "разноцветной" беды, или потеряли доверие народа и боятся сказать ему правду и опереться на него. Неспокойно в Ставропольском и Краснодарском краях, Ростовской области — словом, на всем Северном Кавказе. Напряженность, которая нагнетается сегодня на Южном Кавказе, может в скором времени перекинуться на Северный. Если исходить из исторического опыта, то это не стихийный, а вполне закономерный процесс. Об этом говорят и трагические события 90-х годов. И по-другому быть не может: Кавказ, как бы кто его ни делил, был и остается единым политическим, экономическим и культурным пространством.

— В 90-е годы на посту президента Республики Северная Осетия-Алания вы несли ответственность за судьбу обеих Осетий и оказывали влияние на решение Москвы в непростых ситуациях, когда обстановка принимала драматический характер и вооруженное противостояние, казалось, уже ничто не могло остановить...

- В 90-х годах, когда разгорелся пожар войны в Южной Осетии, а следом — в Абхазии, Россией были предприняты решительные шаги, которые помогли остановить братоубийственную бойню на Кавказе. Увы, это случилось лишь после того, как сотни людей погибли, десятки тысяч остались без крова и фактически подверглись геноциду. Я и тогда стремился убедить Бориса Ельцина, правительство и Совет Федерации Российской Федерации в том, что главная угроза национальной безопасности России исходит с Кавказа. Эта угроза никуда не исчезнет до тех пор, пока не будет решен вопрос политического статуса Нагорного Карабаха, Южной Осетии, Абхазии. Это не тот случай, когда "время лечит". Десятилетие зыбкой передышки прошло. Уже сегодня раскручивается новый, более опасный виток событий.

Создается впечатление, что властные структуры и политические институты России не видят стремительно развивающихся событий на своих южных рубежах и проявляют полное благодушие. А если посмотреть правде в глаза, то все эти процессы, без преувеличения, являются вызовом России, угрожают её государственной целостности. Навряд ли Михаил Саакашвили и Нино Бурджанадзе ограничатся ультимативными требованиями о выводе российских военных баз с территории Грузии. Новая война Грузии против Южной Осетии и Абхазии, если Россия не остудит горячие головы в Тбилиси, — попросту неизбежна. И в эту войну неминуемо будет втянут весь Юг России: не только республики Северного Кавказа, но и Ставропольский, Краснодарский края, Ростовская область. Последствия такого силового разворота событий будут трагическими не только для Южной Осетии, Абхазии и самой Грузии, но и для России. В этой связи мне непонятно, почему проблемами Южной Осетии, Абхазии, Грузии занимаются Соединенные штаты Америки, НАТО, ЕС, ОБСЕ, но так сдержанно и отстранено ведёт себя руководство нашей страны? А в это время в Международном республиканском институте США президент Джордж Буш безапелляционно заявляет: “По всему Кавказу и Средней Азии растут ожидания в связи с перспективами перемен, и эти перемены наступят”. (“Известия”, 20.05.2005)

— На посту главы Северной Осетии-Алании в ельцинские времена вы не раз принимали на себя политическую ответственность и побуждали Москву делать решительные шаги. Это были волевые решения, принятые в ситуации крайней необходимости. Во многом они предотвратили унижение России в конфликте с этнократическим режимом Гамсахурдиа, который даже Шеварднадзе окрестил "провинциальным фашизмом". Твердую позицию вы занимали и в драматические дни вторжения ингушских националистических бандформирований в Восточную Осетию. Исходя из вашего нелегкого опыта, каково же все-таки "золотое правило" поведения правительств и политиков в Судный день, если исходить из особой специфики многонационального Кавказа?

- Разница подходов к решению драматических проблем Кавказа в 90-е годы и сегодня заключается в том, что руководству Осетии тогда удавалось влиять на позицию Кремля. Именно по нашей инициативе, а иногда под нажимом президента, правительства, Верховного Совета Северной Осетии и депутатов Верховного Совета РФ от нашей республики Первый съезд народных депутатов РФ, а потом и президент РФ Борис Ельцин, вопреки сильному давлению радикальных "демократов", приняли ответственные решения по Южной Осетии. Проблемами Кавказа тогда занимались на очень высоком уровне. Президент России Борис Ельцин непосредственно встречался с президентами Грузии Звиадом Гамсахурдиа в высокогорном Казбеги, с Эдуардом Шеварднадзе — в Москве. В Сочи были подписаны Соглашения, на основе которых была остановлена война в Южной Осетии, потом в Абхазии. Тогда же образовали Смешанную контрольную комиссию, провели разъединительную линию между сторонами противостояния. Восстановился хрупкий мир, худо-бедно, но при посредничестве России шёл переговорный процесс между Грузией, Южной и Северной Осетией, Грузией и Абхазией. А потом все затихло: нет войны — нет проблем. Увы, последовавшее за остановкой войны десятилетие было упущено для того, чтобы капитально, а не на "живую нитку", умиротворить Кавказ. Убежден, что без решения вопросов политического статуса Южной Осетии, Абхазии, Нагорного Карабаха Кавказ будет оставаться взрывоопасным регионом, угрожающим национальной безопасности России. Половинчатыми мерами развязать тугие кавказские узлы невозможно. Сами противоборствующие стороны развязать их не способны. Нужна мощная политическая поддержка. И она должна прийти из России. То, что делается сегодня на уровне Государственной думы, Совета Федерации и Министерства иностранных дел России, довольно поверхностно, невнятно и не задевает "нерв" проблемы.

Что, на мой взгляд, необходимо незамедлительно предпринять Москве, чтобы не повторились ужасы этнических конфликтов начала 90-х годов на Кавказе? Считаю, что необходимо поднять статус переговоров с чиновного на государственный уровень. По инициативе России за стол переговоров должны сесть Владимир Путин, Ильхам Алиев, Роберт Кочерян, Михаил Саакашвили, руководители непризнанных республик Южного Кавказа, республик, краев и области Северного Кавказа, а не разного рода "полномочные" чиновники. Не та ситуация, не те ставки, чтобы вести рутинный диалог на "ведомственном" чиновном уровне. Причем за стол переговоров нужно садиться всем сторонам без предварительных условий.

— А какие вам видятся возможные политические решения по непризнанным республикам Кавказа?

- Есть три непризнанные, но уже пятнадцать лет существующие фактически республики — государства: Южная Осетия, Абхазия, Нагорный Карабах. У них такое же право, как и у "титульных" наций Азербайджана, Армении и Грузии, на самоопределение. И первым конструктивным шагом, на мой взгляд, со стороны России, Азербайджана, Армении и Грузии было бы юридическое признание этих республик. А куда они войдут после признания, это уже вопрос другой.

В международном праве есть две взаимоисключающие посылки: право на самоопределение и примат территориальной целостности. Если взглянуть на историю раздела Югославии, то Запад ни на грош не считался с территориальной целостностью этого бывшего федеративного государства. И оно в считанные годы развалилось. Наши же дипломаты, как заговоренные, повторяют только одно: территориальная целостность Грузии. На поверку же сегодня она фактически является фантомом. Уже второе десятилетие Южную Осетию и Абхазию с Грузией ничего не связывает. Для них Грузия, как любят выражаться в Тбилиси о России, — "чужое государство". Они даже дипломатических отношений с Тбилиси не имеют, тогда как Грузия с Россией поддерживает экономические связи, остановка которых означала бы попросту коллапс для грузинской экономики.

Почувствовав "мощную" поддержку своему "демократическому" режиму со стороны президента США, устремленные в НАТО руководители Грузии выдают России одну угрозу на-гора за другой. Между тем Москва до последнего проявляет "сдержанность". Даже после артиллерийского обстрела грузинскими военными Цхинвали, ничего, кроме словесного порицания, от российского МИДа не последовало. Этот воистину воскресший "горбачевский синдром". Разве нет иных средств умиротворения неистового Саакашвили и его соратников? Думаю, у России более чем достаточно экономических и политических рычагов, чтобы унять их воинственность. Ведь вся надежда грузинских радикалов на поддержку США и НАТО.

Осталось совсем немного времени, чтобы упредить агрессию против Южной Осетии и Абхазии. Считаю, что Государственная дума и Совет Федерации призваны официально заявить руководству Грузии, что Россия рассматривает безопасность Южной Осетии и Абхазии, соблюдение гражданских прав проживающих там своих граждан как непосредственную составную часть своих национальных интересов. Неоспоримое право в решении осетинского, абхазского, нагорно-карабахского вопросов принадлежит не НАТО, не США, а России. Подлинная история убедительно говорит о том, что именно в составе Российской империи все народы Кавказа обрели новые горизонты жизнетворчества, поднялись на высокую ступень культурного и экономического развития. Они сроднились с Россией, какую бы околесицу ни плели идеологи Запада, облыжно утверждающие, что Россия силком удерживает Кавказ. Россия вложила огромные материальные средства и интеллектуальный потенциал, чтобы остановить войну в Нагорном Карабахе, Южной Осетии, Абхазии. Но проблемы не решены. Без активного участия России их решить невозможно.

— При Ельцине российское правительство совершило много ошибок на Кавказе. Одна из них — Чечня. Вместе с этим в 90-е годы России удавалось успешно решать проблемы Абхазии и Южной Осетии. И неспроста, наверное, эти республики теперь тянутся к России. Но такое впечатление, что Россия все еще чего-то выжидает. Как будто ей нужно чье-то благословение, чтобы отстоять свои законные интересы на Кавказе в условиях, когда все предпосылки для этого — экономические, военные, дипломатические, моральные и даже исторические — на ее стороне. Что мешает сегодняшнему российскому властному истеблишменту стать на почву реальности и принять решения, которые заблокируют путь войне на Кавказе?

- Очевидно, весь вопрос в том, что наша кавказская политика строится с оглядкой на страны "восьмерки". Мы все время озираемся, боимся "как бы чего не вышло". Ждем, что скажут США, НАТО, Совет Европы. Хотя с нами они не советуются, когда бесцеремонно вмешиваются в дела Кавказа. Поэтому и Саакашвили так вольно высказывается в отношении России, когда бывает с визитами на Западе. Позволяет себе, мягко говоря, очень недипломатичные заявления, иногда носящие оскорбительный характер. Вообще, язык оскорблений не принят в международных отношениях, но они сыпятся из Тбилиси как из рога изобилия. У грузинских политиков есть хорошие наставники. Один из них Збигнев Бжезинский в уже упомянутой книге "Выбор…" ничтоже сумняшеся утверждает, что северо-кавказские “этнические анклавы”, всё ещё находящиеся под властью России, “якобы стремятся выводиться от имперского контроля”. Как если бы не Америка была незваным гостем на Кавказе, а Россия, которая уже на протяжении трех веков является, если прибегать к языку Бжезинского, гарантом Кавказа. И уж если определять, чья эта зона стратегических интересов, то, конечно, никак не Запада, а России. Между тем, как верно утверждает А. Пушков в "Лит. Газете", российский истеблишмент напрасно ввязался в полемику с Западом, как ему вести себя на Кавказе. Америка все настырней то обиняками, то прямо требует, чтобы Россия ушла из Чечни и даже всего Северного Кавказа, облегчив свое "имперское" бремя. Недоброжелательство Запада — никакая не причина для ревизии роли России на Кавказе. Напротив, если дать сегодня потачку внешним силам, отступить ещё хоть на полшага в конфликте вокруг Южной Осетии, Абхазии, то события могут обрести непредсказуемый и опасный характер. С начала 90-х годов я говорю и не перестану повторять: нет силового решения кавказских проблем. В горах даже один неосторожный шаг может вызвать гибельную лавину. Необходимо садиться за стол переговоров.

Возвращаясь к опыту разрешения конфликтов на Кавказе в 90-х годах, подчеркну: как ни велико было тогда ожесточение, лилась кровь, но переговоры велись в Москве, Тбилиси, Владикавказе, Джавах, за рубежом. Наши усилия не были тщетны. По моей инициативе, которая была поддержана президентом России Борисом Ельциным, уже после того, когда были остановлены войны, в июне 1996 года была проведена первая встреча руководителей России, Азербайджана, Армении, Грузии, руководителей республик, краев, области Кавказа в городе Кисловодске. Эта встреча должна была иметь продолжение, чтобы вплотную подойти к конкретному решению политических, экономических и социальных проблем Кавказа и России в одном комплексе. К сожалению, этого не произошло. Не думаю, что та "большая четверка", которая образовалась впоследствии: президенты России, Азербайджана, Армении и Грузии, — в состоянии решить острые проблемы Большого Кавказа. Убежден, что в их решении вместе с главами четырех государств должны принимать самое активное и непосредственное участие все руководители республик, краев и областей Кавказа.

— А если все-таки события пойдут по силовому сценарию?

- Не дай Бог! В эту войну будет втянут не только Кавказ, но и весь Юг России. Ни осетины, ни абхазы, ни армяне Нагорного Карабаха просто так не оставят своё отечество, не поступятся независимостью и свободой, которые они обрели ценой жертв и страданий. Это во-первых. Во-вторых, попытка сломить эти народы силой повлечет разрастание конфликта на весь Кавказ и на весь Юг России. Несомненно, что на помощь южным осетинам придут добровольцы Северной Осетии. На помощь абхазам — адыги со всего Северного Кавказа. Не останутся в стороне казаки Терека, Кубани и Дона. В этой войне, не приведи Господь, разразись она, будут задеты интересы России, Азербайджана, Армении, Грузии. В неё окажутся втянутыми, так или иначе, все. Мы как бы вернемся в период этнических войн периода распада СССР. Многие политические режимы падут, но меня не интересует судьба политиков. Я думаю о простых людях: детях, стариках, женщинах. Они станут первыми жертвами этой войны. Мирная жизнь в Азербайджане, Армении, Грузии, Южной Осетии, Абхазии, Нагорном Карабахе будет утрачена. Война приведет к новым экономическим блокадам, люди останутся без света, хлеба, товаров первой необходимости. Вот этого Россия не имеет права допустить. Пора президенту, правительству, Федеральному собранию Российской Федерации выработать и неуклонно проводить в жизнь внятную, понятную и для российских граждан, и для граждан кавказских государств политику.

— Пока пушки молчат, работают идеологические орудия... В Ингушетии оживились силы, которые почуяли, что возрастание напряженности на Кавказе создаёт подходящий момент, чтобы возобновить свои территориальные требования к Северной Осетии и попытаться совершить аннексию Пригородного района, но теперь уже не вооруженным захватом, а через политическую интригу...

- Да, на самом деле, ингушские националисты, на совести которых вооруженное вторжение в Пригородный район в 92-м году, не унимаются и берутся за старое. Опять они носятся с жупелом "территориальной реабилитации", или, называя вещи своими именами, этнической чистки в Пригородном районе. Этот район ингушские националисты считают своей "исконной землей", а себя невинными жертвами. Между тем даже из курса школьной истории известно, что эти смежные земли в разное время были населены разными народами, а в XIX веке их населяло Терское казачество, которое подверглось страшным репрессиям в Гражданскую войну. Несомненно, есть связь активизации ингушских националистов с грозовой атмосферой на Южном Кавказе. И опять Москва отмалчивается. Между тем, эти митинги и демарши в Назрани, которые с сочувствием освещают либеральные масс-медиа столицы, вызывают острую реакцию в Северной Осетии. Особое негодование вызывает у граждан Осетии, что всё это происходит после чудовищной Бесланской трагедии. Хотим мы этого или нет, но общественное мнение в Осетии невольно связывает возобновившиеся притязания на Пригородный район с тем, что в составе банды, убившей сотни детей, их родителей и учителей в школе № 1 города Беслана, большинство — выходцы из Ингушетии. Приходится расплачиваться за то, что в своё время так и не была дана правовая оценка трагическим событиям в Пригородном районе. Остались безнаказанными организаторы и спонсоры этой бесчеловечной акции.

— Сейчас много спекуляций на тему истории и взаимоотношений России и Кавказа...

- В самом деле, для Саакашвили и присных даже Георгиевский договор — проклятье. А ведь не будь его — сегодня бы уже не было и самой Грузии на карте Кавказа, потому что ей смертельную угрозу представляли могущественные соседи на Юге. Напомню, что в прошлом году исполнилось 230 лет вхождения Осетии в состав Российской империи. В октябре 1774 года российская делегация по поручению императрицы Екатерины II во главе с губернатором Астраханским Кречетниковым встречалась в Моздоке с представительной делегацией единой Осетии, которую представляли и осетины, проживавшие за Кавказским хребтом. Все члены делегации имели одно полномочие от всего осетинского народа — подписать соглашение о вхождении в состав Российской империи. На девять лет позже Осетии, 24 июля 1783 года, в состав Российской империи вошла и Грузия, а если быть точным, то Кахетинское царство. Российское государство дало тогда Грузии автономию, защиту и покровительство в случае войны. Это исторические факты. И если говорить о территориальной целостности Грузии, то нужно исходить из непреложного факта, что самостоятельно (отдельно) в состав Российской империи вошли Осетия, Абхазия и Грузия. В результате развала СССР Грузия вышла из состава Советского Союза, а Южная Осетия и Абхазия — из состава Грузии. Это — факты, из которых надо исходить, трезво оценивая новые реальности.

— Вы один из политиков, которые подготовили и, что называется, “пробили” Сочинское соглашение России с Грузией. Оно дало целое десятилетие мирной передышки. Какова должна быть, на ваш взгляд, форма нового Соглашения, чтобы Большая Кавказская война не разразилась. Ведь она затмит десятилетнюю войну в Чечне, не так ли?

- Готовой формулы у меня нет. Да и быть ее не может. Она должна родиться за столом переговоров в ходе обсуждений, встреч, компромиссов и доброй воли сторон. Хочу напомнить, что Сочинским соглашениям, на основе которых были остановлены войны в Южной Осетии и Абхазии, предшествовали встречи Бориса Ельцина с президентом Грузии, руководителями непризнанных республик Южного Кавказа, руководителями республик, краёв и областей Кавказа. Считаю, что во имя мира и согласия народов на Кавказе и в России этот путь необходимо повторить, но с учётом современных реалий и на более высоком политическом и дипломатическом уровне. Это внесёт, на мой взгляд, серьёзный вклад и в борьбу с международным терроризмом на всей территории России и СНГ.

Интервью провёл Валерий Нугзаров

Ахсарбек Галазов, первый президент Республики Северная Осетия-Алания, президент Фонда содействия развитию культуры "Мир Кавказа"


Источник: Ахсарбек Галазов, "В горах неосторожный шаг рождает лавину!" ("Завтра", Россия)


  • 1

Так, что РОССИЯНЕ, БЕРЕГИТЕСЬ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ САМИ ЭТО

(Anonymous)
Что в других видем надо искать прежде всего в себе.
Это тебе , преисполненный ненависти.

Re: Так, что РОССИЯНЕ, БЕРЕГИТЕСЬ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ САМИ Э

(Anonymous)
как же нам всем политики голову заморочили: становимся тупыми и злыми.......

  • 1